Личная проблема и общественный интерес

Мухавецкий сельсовет Брестского района объединяет 14 деревень. Проживают здесь почти 3 тысячи человек. А в личных подсобных хозяйствах всего 25 коров. Получается, на каждое село — меньше двух. Отчасти близость города сократила деревенское стадо, отчасти — равнодушное отношение местной власти к личным подсобным хозяйствам. Сельскому исполкому впору всем в пример ставить трудолюбивую семью Антонины и Ивана Дзик из Подлесья–Каменецкого, которые отважились содержать 7 коров, быка и 3 телочек. Но картина получается совершенно противоположная. С Ивана Дзика сейчас по суду взыскивают более 19 миллионов рублей налога за землю. Чтобы уплатить долг сразу, ему нужно продать коров. Если растягивать процесс — бежит пеня. Иван Дзик уже прошел по большому кругу инстанций, но пока не потерял надежду доказать свою правоту.

У Дзиков пятеро детей. Чтобы помочь им встать на ноги, в 2005 году супруги обзавелись большим личным подсобным хозяйством.

— Обратились в сельский исполком с просьбой выделить землю под сенокосы и пастбище. Дали 14 гектаров. Но неожиданно своим решением от 12 июля 2007 года сельисполком изымает у нас землю за неуплату земельного налога. А первая «платежка», где указаны перечисления за 3 года, датирована… тем же 12 июля 2007 года, — Иван Дзик считает совпадение в датах неслучайным.

Проблему все–таки решили: сельисполком вернул Дзикам землю, оформил как положено документы, а они, в свою очередь, заплатили налог. Но наступил 2008 год, а вместе с ним — новые проблемы. Из налоговой инспекции Дзикам пришел счет за землю. Цифра резанула глаза: 18 миллионов 23 тысячи 400 рублей. В такую сумму оценили участок № 2 площадью 3,8 гектара, которым некоторое время Дзики пользовались без оформления договора с сельисполкомом. При начислении налоговики руководствовались данными землеустроительной службы Брестского райисполкома, из которых следовало, что участок был самовольно захвачен. Именно этот факт увеличил налог в 10 раз. Также было учтено заверение председателя сельисполкома, что участок № 2 входит в состав Подлесья–Каменецкого. А сельская земля дороже, чем обычное поле.

— Мы признаем, что самовольно посадили на участке огород и не заплатили налог. Нарушили — оштрафуйте нас! Но кто и когда отнес эту землю к деревне? — недоумевает Иван Дзик.

Посмотрела я на участок № 2, который Дзики, если верить бумагам, вначале захватили, а теперь пользуются на законных основаниях. Почва здесь неурожайная, песчаная. Часть вымокла и заросла болотной травой. До деревни — 400 метров. Между селом и участком — большой мелиоративный ров. Если бы в Подлесье–Каменецком велось активное жилищное строительство, можно было бы допустить, что лет через двадцать сельские улицы перешагнут канаву. Но пока в деревне чаще бывают траурные процессии, чем шумные новоселья. Так зачем же и когда отнесли землю, расположенную за пределами жилой застройки, к селу? Вопрос, ответ на который Дзики так и не нашли.

В большой папке с документами, которую семья собрала за несколько лет, есть копия решения Брестского райисполкома от 17 августа 2004 года. В нем черным по белому написано, что участок № 2 изымается у племзавода «Мухавец» и передается сельисполкому «для последующего предоставления гражданам для ведения личного подсобного хозяйства». О том, что он включается в состав Подлесья–Каменецкого — ни слова. Есть в переписке Дзиков документ Брестской областной землеустроительной и геодезической службы, датированный 9 ноября 2007 года. Здесь тоже подтверждается, что «испрашиваемые гражданином Дзиком И.Г. земельные участки № 1 и № 2 (…) не входят в границы деревни Подлесье–Каменецкое».

— Мне решение о включении участка № 2 в состав деревни никто так и не показал, хотя немало бумаг отправил, чтобы его получить, — Иван Дзик убежден, что чиновники сами запутались в своих отписках. И действительно, в одной бумаге утверждают, что участок — деревенская земля, в другой — это уже земля сельскохозяйственного назначения. Причем ссылаются на одно и то же решение райисполкома, где о присоединении пашни к селу — ни слова.

Дзик пишет жалобы, но гражданское дело по иску налоговой инспекции о взыскании задолженности по платежам в бюджет завершилось в пользу налоговиков. Теперь с зарплаты сельчанина понемногу удерживают деньги в счет долга, который с пеней составил уже 19 миллионов 50 тысяч 870 рублей.

— И с каждым днем пеня увеличивается, — тревожится Иван Дзик.

Интересуюсь у председателя Мухавецкого сельисполкома Владимира Майсакова, почему так получилось с подсобным хозяйством? Ведь в этой запутанной земельной ситуации первым должен был разобраться именно сельисполком. Раз захватили животноводы–частники незаконно участок — забрать! Прийти с участковым милиционером и разобраться. Теперь же, чтобы рассчитаться по налогам, Дзикам нужно продать всех коров. Владимир Майсаков, кажется, понимает, что спор зашел слишком далеко:

— Дзики купили коров, а потом только потребовали землю. Стоило сделать наоборот. Но сейчас все, что они просят, даем. Пытались решить вопрос с этим 10–кратным налогом, собрали сессию, отменили, но прокуратура вынесла протест. Говорят, раз есть самовольный захват земли, надо отвечать за нарушение законодательства…

В программе Брестского райисполкома о развитии личных подсобных хозяйств района записано, что к нынешнему году жители 14 деревень Мухавецкого сельсовета должны продать государству 350 тонн молока. Думаю, сами сельчане о своих обязательствах и слышать не слышали. Зато Дзики в 2005 году отправили на ОАО «Савушкин продукт» 8,7 тонны молока. В нынешнем — уже 22 тонны. Может, стоило бы Брестскому райисполкому к проблеме хозяйства Дзиков отнестись более внимательно?

— Если они не согласны с суммой выплат, пусть обращаются в суд, — первый заместитель председателя райисполкома Виктор Лукашевич не стал рассуждать о вкладе подсобных хозяйств в обеспечение продовольственной безопасности, хотя услышать его мнение на сей счет было бы интересно.

— Суд признал нашу правоту. С главы подсобного хозяйства уже взыскивается задолженность в бюджет, — подтвердил начальник налоговой инспекции по Брестскому району Игорь Ласкович.

…Абсурдность ситуации мне показалась очевидной, стоило только взглянуть на некоторые поля племзавода «Мухавец».

— Первый укос травы собрали, второй раз даже не косили, — Антонина Дзик показывает заброшенный сенокос у соседней деревни Заслучно. Около Подлесья–Каменецкого — еще один забытый племзаводовский луг. Туда бы коров пустить! Но своих буренок Дзики держат за забором, зная, что полагается за самовольство. Удивительное дело: бурьян в рост человека — и никакому чиновнику нет дела до этой земли. Через дорогу — огород и пастбище, где зарабатывает деньги частник. И вокруг — споры да слезы.

Фото автора.

Автор публикации: Валентина КОЗЛОВИЧ

Так убивали людей

Государственное и общественное

Преимущество — в движении

Еще раз к «Сумме вершков и корешков»

Мародеры на тропе войныВаше имя

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.