Собачье сердце

О строительстве в Минске кладбища для животных говорилось давно и немало…

В Древнем Египте, если в доме умирала кошка, вся семья в знак траура сбривала брови. Хоронили четвероногих питомцев с почестями, как людей. При раскопках в храме богини радости Бастет, воплощением которой считалось грациозное животное, было найдено несколько тысяч (!) кошачьих мумий. Рядом с некоторыми даже лежали забальзамированные мыши, чтобы в загробной жизни любимцы не знали нужды. Таковы были нравы древних. Следуя современным законам, хозяин должен сдать бездыханное тело Барсика или Рэкса коммунальным службам, чтобы те утилизировали его на скотомогильнике. О строительстве в Минске кладбища для животных говорилось давно и немало. Да только воз и ныне там: предложения вносятся, проекты рассматриваются, а люди продолжают закапывать кошек и собак в скверах и лесополосах.

Где собака зарыта

В Минске есть несколько стихийных «собачьих» кладбищ: в Севастопольском парке, в парке Дружбы народов, в районе улицы Ангарской, в Ратомке. Самое большое и известное — в микрорайоне Уручье. Там среди миниатюрных оградок и самодельных памятников (а кое–где и самых настоящих гранитных плит) я встретил Ольгу. Боксера Марту она похоронила 4 месяца назад.

— Когда она умерла, у нас было такое горе… Мы не знали, куда ее деть. Потом друзья подсказали… — Ольга вот–вот заплачет. — Понимаете, для меня Марта больше, чем просто домашний питомец. Это был мой ребенок.

Многие, кто здесь бывает, говорят так же. И это нормально, уверяют психологи, ведь чем больше город, тем более одиноки в нем люди. Вот и заводят животных, ухаживают за ними, разговаривают. Мурки и Джеки за долгие годы становятся настоящими членами семьи. Каково провожать в последний путь дорогое существо, зная, что его назовут «пад. материалом», положат в пакет и отвезут на скотомогильник? Там, в деревне Дегтяревка под Минском, сбросят в биометрическую яму — бетонный резервуар глубиной 10 метров, который хоть и закрывается плотной крышкой, но, особенно в жару, источает такое зловоние, что к горлу подкатывает спазм. Что происходит внутри, я видел только на фотографиях. Дольше 20 секунд смотреть на это не смог. Ольге стало не по себе только от моего рассказа. А древнего египтянина от такого зрелища, наверное, и вовсе хватил бы удар. Вот уж действительно собачья смерть!

Понятно, о том, чтобы навестить почившего питомца, и речи не идет. При этом «захоронение» в переполненном скотомогильнике, например, средней собаки обойдется в 30 — 50 тысяч рублей (по 1.000 за килограмм веса). Правда, если закопать ее в лесу, придется заплатить намного больше: штраф за нарушение пункта 11.10 Правил содержания домашних животных — до 350 тысяч рублей. А если Шарик умер от болезни, которая могла вызвать эпидемию (возбудители лептоспироза, токсоплазмоза, энтероплазмоза способны жить в земле десятки лет и опасны не только для животных, но и для людей), или вы разместили могилку так, что нанесли ущерб чьей–то собственности, можно заплатить и миллион.

Покой им только снится

— С инициативой выделить участок для захоронения животных мы обращались в комитет архитектуры и градостроительства Мингорисполкома. Там сказали, в городе подходящего места нет. Сейчас ждем ответа из администрации Минского района, — начальник отдела по благоустройству, санитарному содержанию жилищного фонда и работе с населением по месту жительства ГПО «Минское городское жилищное хозяйство» Маргарита Язинская понимает чувства хозяев. — Какого размера будет кладбище, где оно расположится и во сколько обойдется, пока неизвестно. По оценкам «Минскградо», только отвод участка будет стоить около 10 миллионов рублей, хоронить–то можно далеко не везде. Чьи это будут деньги, пока сложно сказать. Скорее всего, бюджетные, хозяева собак ведь платят налоги. Хотя, частник, конечно, сделал бы все быстрее.

Вероятно, собаководам выделят какой–нибудь заброшенный пустырь за МКАД. Его еще надо будет превратить в ухоженный парк с мягкой травкой. На это потребуется немало средств. Но в то же время в Москве, где кладбище домашних животных открылось всего чуть более 3 лет назад, сегодня доход от зооритуальных услуг уже приблизился к 1,5 миллиона долларов в год. Минск, конечно, не Москва, где ставят памятники лошадям в полный рост, да и жителей у нас поменьше. Однако со временем проект, думаю, не только окупился бы, но и приносил прибыль.

— Я готова заплатить деньги, — уверяет Ольга. — И не я одна. Сюда приходит много людей, значит, это нужно.

Сейчас решается вопрос о строительстве крематория для животных. Без него никак: закапывать в землю можно только пепел, он не представляет опасности для окружающей среды. Обычно такое оборудование рассчитано на сжигание сразу нескольких кошек и собак. Но за отдельную плату процедуру сделают индивидуальной.

— Сейчас институт «Белкоммунпроект» разрабатывает технические условия на печь для крематория, — делится новостями заместитель директора по зоозащитной деятельности ГП «Фауна города» Тамара Цариковская. — Да и других вопросов еще хватает. Например, неясно, что делать с уже существующими незаконными кладбищами. Переносить их куда–то небезопасно, оставлять все как есть — тоже.

Возможно, проблемы решились бы гораздо быстрее, если отдать дело в частные руки. К примеру, зачем разрабатывать ТУ на печь, когда в России она стоит меньше 10 тысяч долларов? Не проще ли взять и купить? Думаю, среди предпринимателей найдутся любители животных, для которых организация кладбища станет не только бизнесом, но и просто добрым делом.

Кстати

В США сегодня около 640 специализированных кладбищ домашних животных, в Германии — 210, во Франции — 140. В Париже кладбище для собак «Симетьер де Шьен» существует с 1899 года, в США в городке Хартсдейл, штат Нью–Йорк, — с 1896–го. А в Царском Селе есть единственное в мире кладбище лошадей. Здесь покоятся останки коней, ходивших под седлами императоров.

Автор публикации: Александр ПОЛОСМАК

Фото: Александр РУЖЕЧКА

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.