Исправленному верить

Разговор с Петром Федоровичем Лысенко…

Не знаю, есть ли на белом свете такой человек, которому нравится, когда его имя или фамилию перевирают. Ладно, ударение не на тот слог поставят, а когда буквы меняют? На это человек может возмутиться, поправить и попросить, чтобы называли его так, как он считает нужным: а как быть городу? Ведь город молчалив… Вот об этом мы и говорили с главным научным сотрудником Института истории НАН Беларуси, доктором исторических наук, профессором, лауреатом Государственной премии Петром Федоровичем Лысенко. А поводом к встрече послужило следующее обстоятельство. Древнейшим городом Беларуси является Полоцк (862 г.), второй по древности — Туров (980 г.), они уже отметили свое 1000–летие. Третьим же идет город на реке Западный Буг — летописное Берестье, современный Брест. В 2019 году и он отметит свое 1000–летие. В честь этого важного события в городе сооружена монументально–скульптурная композиция.

25 июля 2009 года государственная приемная комиссия, назначенная Министерством культуры, сделала ряд замечаний по 12 памятным плитам композиции, посвященным знаменательным датам и событиям в истории города. Брестский горисполком обратился в президиум НАН с просьбой, чтобы свое экспертное заключение по текстам на таблицах вынесли Институт истории и Институт языка и литературы им. Я.Коласа и Я.Купалы. Экспертные заключения были подготовлены и отосланы. Одно из важнейших замечаний экспертного заключения Института истории гласило: необходимо заменить в таблицах название города Берасце на летописное название Берестье (по–белорусски — Бярэсце). Не заменили!

— Петр Федорович, может, не надо менять название, переделывать плиты? Ведь это большой кусок работы, финансы?

— Историческое имя — достояние истории. Оно подлежит охране… Но давайте по порядку. Историей древнего города Берестье я занимаюсь с 1961 года. Мне удалось выявить его местоположение, вначале — теоретически, «на острие карандаша» (1964 г.), а затем — доказать археологическими материалами (1968 г.). Ими доказано также, что город основан восточнославянским племенем дреговичей, что оспаривалось польскими историками (Г.Ловмянский. «Святополк в Бресте в 1019 г.»), а в XI — XIII веках принадлежал восточнославянским княжествам — Туровскому (одному из основателей белорусской государственности) и Волынскому.

— Археологические материалы давали доказательства того, что надо писать название древнего города именно так, как предлагаете вы?

— Одновременно с археологическими работами я изучал летописные источники и литературу по истории Берестья. Так образовалась надежная источниковедческая база для разработки и выдачи экспертного заключения Брестскому горисполкому. Но предложения экспертного заключения о необходимости замены используемого названия города Берасце на летописное Берестье (Бярэсце) не были учтены. На таблицах мемориального памятника до сих пор написано «Берасце», что дезинформирует тысячи посетителей об истинном летописном названии города и дискредитирует учреждения, которые настаивают на «новом» варианте.

— Петр Федорович, я думаю, что и ваши оппоненты могут подтвердить свою правоту множеством ссылок на древние летописи. Ведь не из головы они взяли такое название, не сегодня и не вчера придумали?

— Резонное замечание. Чтобы ответить на него, потребовалось более широко и глубоко изучить источники и литературу по проблеме и создать новую расширенную источниковедческую базу по использованию названий: 1) в древнейших (X — XIII вв.) и белорусских (XVI — XVIII вв.) летописях; 2) в энциклопедиях; 3) в официальных древних документах; 4) в исторических исследованиях; 5) в картографии. Общий вывод: древнерусские летописи XI — XIII веков и белорусско–литовские летописи XVI — XVIII веков значительно чаще использовали название Берестье. При этом название Бересть впервые появляется только в небольшом количестве белорусско–литовских летописей XVI — XVIII веков и отсутствует в древнерусских летописях. Это означает, что весь предыдущий 500–летний период для города существовало только одно историческое название, зафиксированное летописью, — Берестье. Следовательно, и на таблицах, посвященных этому периоду, должно быть только это летописное название.

Например, один из грамотнейших людей XVI — XVII веков подканцлер Великого княжества Литовского Лев Сапега отмечает, что посвящение королю Статута Великого княжества Литовского 1588 г. писано «у Берестью». Он же пишет, что документ в кн. 70 Метрики Великого княжества Литовского «писан у Берестью лета божьего 1583». Лишь в кн. 8, опубликованной в Вильно (1999 г.), употребляется название города Бересть. Также свидетельством в пользу исторического названия служит использование названия Берестье крупнейшими историками русской школы Н.Карамзиным, С.Соловьевым, В.Ключевским, оно утвердилось в русской историографии, стало традиционным.

В общем, рассмотрев древнее название современного Бреста — Берестье — начиная с первого летописного упоминания и в дальнейшем употреблении в древнерусских (XI — XIII вв.), белорусско–литовских летописях (XVI — XVIII вв.), средневековых официальных документах, традиционной историографии, средневековой картографии и современных наиболее проверенных энциклопедических изданиях, неизбежно приходишь к выводу о том, что форма Берасце на пояснительных досках юбилейной композиции используется недостаточно обоснованно.

— А когда и почему в отдельных летописях появилось новое название города?

— Как уже было сказано, Берестье возникло в конце X века на крайнем западе расселения восточнославянского племени дреговичей, на пограничье с западнославянскими соседями–мазовшанами, входившими в состав Польского королевства. На своих восточных рубежах оно вело агрессивную политику, стремясь расширить владения за счет соседей. Польские короли неоднократно вторгались на земли восточных соседей и в отдельные годы занимали Берестье. Союзником польской королевской власти в этой агрессии была католическая церковь, стремившаяся расширить свое влияние на земли с православным населением (миссия Рейнберна в 1008 — 1013 гг.). После татаро–монгольского нашествия и разгрома русских княжеств возросла агрессия литовских князей, основавших в конце XIII века Великое княжество Литовское. Белорусские земли были включены в ВКЛ. Возникновение в Прибалтике Тевтонского ордена стало мощным сдерживающим фактором дальнейшей агрессии Польши и Литвы. Объединяя силы в борьбе против крестоносцев, страны в 1385 г. заключили Кревскую унию. По этой унии Литва вводила на своей территории католическую религию, что положило начало полонизации народов, проживавших на территории ВКЛ.

Победа у Грюнвальда усилила роль Польши в союзе с ВКЛ. Польша организовала передачу шляхетству 47 рыцарских гербов. Чтобы еще больше расколоть общество, усилить процесс его полонизации, в 1413 году по Городельскому привилею были предоставлены привилегии и льготы представителям высшего сословия ВКЛ, принявшим католицизм. В дальнейшем это становится традиционным средством. Типичен пример Льва Сапеги, последовательно променявшего православное вероисповедание на протестантизм, а впоследствии принявшего католичество. Соответственно повышался и его служебный уровень (писарь, подканцлер, канцлер ВКЛ). В 1696 году постановлением всеобщей конфедерации сословий Речи Посполитой принято постановление об отмене использования русского (белорусского) языка и составлении в ВКЛ всех решений только на польском языке.

— Так вот почему города и местечки меняют свои названия!

— Да! В польском языке отсутствует полногласие «ере — оро». Было Городно — стало Гродно, было Берестье — стало Бжесте, Бжесть (Брест). В белорусско–литовских летописях начинают использовать новое, отличающееся от летописного, название Бересть. Но таких летописей только 5 (Баркулабовская, Никифоровская, Академическая, Хроника Литовская и Жомойтская, Евреиновская). С учетом древних названий в Ипатьевской летописи (40 случаев) перевес в летописях названия Берестье (86 случаев) над Бересть (34 случая) получается внушительным и по качеству названий, и по хронологическому диапазону использования, и по приоритету. Это следует учитывать тем, кто принимает решение о написании названия на памятниках и документах, посвященных древнему городу, чтобы не вводить в заблуждение посетителей. Ведь историческое имя — это тоже памятник, который нужно уважать и беречь.

Беседовал Владимир СТЕПАНЕНКО.

P.S. Интересно, а что скажут оппоненты профессора Лысенко?

Комментарии

23:43:28 14.12.2010  Бобруйчанин

А мне нравится как город назывался “за панским часам” – Brześć nad Bugiem, Брест на Буге. Солидно и со смыслом. По моему все эти возражения со стороны сотрудников Института истории – пустая трата времени и государственных денег. Вообще стоило бы провести реорганизацию этого Института истории и поубирать там ряд пенсионеров, которые давно засиделись в это структуре. Институт истории академии наук должен заниматься совершенствованием и развитием исторической науки, а не вступать в ненужную полемику имитируя “активную и аргументированную позицию в большом государственном вопросе”.

реплика »

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.