Два сапогА

Казахстанские олигархи (как, впрочем, и любые другие) вообще не отличаются заботой об обществе и государстве, но именно деятельность двух А, ставших главными ньюсмейкерами обнулившихся нулевых представляет собой химически чистую квинтэссенцию того беспредела, в условиях которого мы живем уже

Макс ИВОЛГИН, contur.kz, 14 декабря

Каждой эпохе – свои герои. Причем не только положительные. Злодей ведь злодею рознь. Если страна лишена настоящих героев (или они попросту неизвестны) то хочется, чтобы, во всяком случае, их антиподы были яркими, своеобразными личностями, какими их рисует масскульт, а не теми серыми, унылыми посредственностями, которых нам ежедневно демонстрируют телеканалы.

Рахат Алиев и Мухтар Аблязов, безусловно, не стали исключениями в общем ряду мелких бесов, разрывающих на части наше нефтеносное отечество ради личной наживы. Никакой харизмы, – ни у того, ни у другого – нет и в помине, однако в принадлежности к лиге выдающихся джентльменов им не откажешь.

Лиге самых отмороженных, беспринципных и циничных олигархов

Казахстанские олигархи (как, впрочем, и любые другие) вообще не отличаются заботой об обществе и государстве, но именно деятельность двух А, ставших главными ньюсмейкерами обнулившихся нулевых представляет собой химически чистую квинтэссенцию того беспредела, в условиях которого мы живем уже без малого два десятилетия.

Чтобы убедиться в этом, достаточно хотя бы сопоставить их трудовые биографии, в которых явные и даже радикальные отличия, на поверку, оказываются лишь замаскированным сходством.

Погодки (Алиев на год старше), оба из числа младших научных сотрудников – людей имеющих высокое образование и соответственно завышенные материальные требования, но, как и миллионы советских ИТРовцев, лишенные к ним доступа.

Доступа к богатствам, которое бы подняло их на вершину социальной пирамиды и дало почувствовать себя настоящими альфа-самцами, которых боятся враги и любят женщины.

Ведь даже по внешнему впечатлению, которое оставляет видео-интервью с ними, нетрудно догадаться, что погоня за астрономическими барышами во многом, стала для каждого из них формой преодоления комплексов в общении с окружающим миром.

Аблязов – подобно всем карлам жутко переживающий по поводу своего низкорослости, удивительно скучный и серый собеседник даже самые сенсационные свои интервью проговаривающий в патологически скучной форме. Хотя, такого склада и антропологии люди, обычно, живчики и в речи искрометные заводилы. Поскольку сие не дано, маленький гений коррупционных схем брал подчеркнутым пренебрежением к людям стоящим ниже его по социальной лестнице. Поэтому неудивительно, что в клоунаде с “Демократическим выбором Казахстана” он выбрал роль спонсора и теневого заправилы, а не политического трибуна и вождя. Люди готовы простить своим политическим лидерам неправедное богатство, моральную нечистоплотность, принадлежность (хотя бы и в прошлом) к верховной власти, отсутствие мозгов, чести и совести, но только не отсутствие своего лица.

У венского затворника Рахата Шораза с этим обстоит не лучше (во всяком случае, ненамного). Отнюдь не богатырский рост, а люди, близкие к придворным кругам давно поговаривали, что бывший президентский зять страдает довольно серьезным для человека публичной профессии недугом – он совершенно неспособен связно говорить больше двух-трех минут. Поэтому, став в начале двухтысячных владельцем целой медиа-империи и будучи вынужден регулярно мелькать на собственных телеканалах, формой взаимодействия с обществом он выбрал раздачу многочисленных, но очень коротких интервью-комментариев, зачитываемых по бумажке. Но даже такой формат не мог скрыть абсолютное косноязычие олигарха-лампасника. Впрочем, необходимо заметить, что административным ресурсом пользоваться он умел. И задатки к госслужбе у этого человека, не служившего в армии, но влюбленного в военную форму, несомненно были. Другой разговор, во имя каких целей он последовательно выстраивал систему “своих людей” в силовых органах…

Другие биографические аналогии

90-е годы стали для обоих золотой эпохой. Они молниеносно распрощались со своим статусом рядовых научных работников и начали ударными темпами превращаться в успешных бизнесменов.

На первый взгляд, делали они это принципиально разными методами.

Аблязов, несмотря на очевидное покровительство верховной клептократии (без бюрократической крыши большие состояние не делаются – особенно в нашей стране) все-таки безусловный self-made man. Чтобы достичь успехов на ниве свободного предпринимательства ему приходилось пускать в дело свои мозги, деловую хватку, интуицию и недюжинную креативность.

Возможно такими качествами обладал и Алиев, однако так это или не так мир уже никогда не узнает. А все, что натворила в своей жизни эта персона будучи в Казахстане, это, безусловно только и абсолютно за счет родства. Он не генерировал новые идеи, не рисковал многомиллионными кредитами, вкладывая их в новые и рискованные проекты, ничего не создавал своими силами и умом, предпочитая просто-напросто отбирать успешные предприятия у законных владельцев.

Но общими для двух этих косноязычных “гномов” (и тот и тот занимались банковской деятельностью) были благоприятные исторические обстоятельства – развал огромной страны и самое начало капиталистических реформ: множество неосвоенных рыночных ниш, необозримый простор для прихватизации природных ресурсов, промышленности, недвижимости, социальной сферы, институтов культуры и науки. Несмотря на всю разницу масштабов дарований и IQ, Рахат Мухтарович и Мухтар Кабулович (символично, что даже их имена словно отражаются друг в друге) плотоядные, но не хищники. Не орлы, которые выслеживают и убивают добычу, а ястребы-падальщики, плотно отъевшиеся на трупе великого государства. Если бы не развал СССР и последовавший за ним беспредел, они бы никогда не достигли таких высот.

В определенный момент каждому из них понадобился чиновничий пост, чтобы наращивать капиталы с большей эффективностью. В 96-м Алиев занимает видный пост в налоговом ведомстве, который стал первой ступенью в его карьере “силовика”, стригущего и режущего жирных олигархических барашков.

Спустя два года, Аблязов, устав от беспрестанной дойки и желая защититься от волков в погонах под предводительством крестного зятя, покупает место в правительстве, где получает большую неприкосновенность, а также возможность зарабатывать совсем уж по-крупному.

Осенью 2001 первого два персонажа впервые вступают в прямое и явное столкновение. Правоохранительные органы, – на тот момент уже почти полностью контролируемые Рахатом, – берут Аблязова под стражу, намереваясь отобрать у него все.

Понимая, что большой войны не избежать, он, вырвавшись из чекистских объятий, становится одним из учредителей и спонсоров “Демократического выбора Казахстана” – странной фейк-структуры, которая маскируясь под народное движение угнетенных низов, должна защищать интересы узкой группы плутократов. Уже в ту пору он проявляет полное пренебрежение к соратникам по борьбе по принципу “кто платит, тот и заказывает музыку”. Попрекая деньгами либеральных активистов (Своика, Ергалиеву, Баталову и др.), он раздает им приказы, как именно вести партийную и пропагандистскую работу, какие решения принимать и какие заявления делать. Но самое главное, что он входит в контакт с одним из руководителей КНБ, который по его заказу начинает слежку и прослушку за ДВКшным хозяйством, пока сам владелец занят бизнесом в далекой златоглавой.

Алиев отвечает на это усилением квази-оппозиционной деятельности начатой ранее проектом “Азиопа”. Таким образом, два прямых антипода, опасаясь за собственное положение и яростно противоборствуя друг с другом, вершат, тем не менее, одно дело – готовят путч. Верхушечный, спецслужбистский – по плану Алиева. И олигархический, с опорой на широкие слои населения – в духе Аблязова.

Не реализуется, к счастью, ни один из вариантов. Оба противника терпят поражение и подают в немилосердную опалу, хотя и с кардинально разными условиями: Аблязов отправляется по этапу, а его противник в почетную ссылку в должности посла.

Спустя какое-то время оба возвращаются, выпросив прощение в духе “Прости, батька, засранца!”. Сначала Аблязов, а годом-другим позже Алиев. Первый обещает, что будет заниматься теперь только бизнесом и не станет лезть в политику (тем более что главный рейдер страны уехал в мировое турне). Второй возвращается незадолго до президентских выборов, которые он обещает оградить от оппозиционных смутьянов и держит свое слово, также как и пламенную клятву не зарываться и помнить, с чьей руки кормится.

Внешне оба соблюдают политес, но подпольно каждый гнет свою линию, сосредоточив усилия на информационной войне. Совершенно ясно, что присущее обоим самолюбие “наполеончиков” подзуживается, а по сути, зиждится на баснословных накоплениях.

Алиев подряжает своих цепных борзописцев Шуховых публиковать компромат на возможных преемников, и в особенности Тасмагамбетова и среднего зятя Кулибаева.

Аблязов подкапывает и под власть, и под бывших соратников по оппозиционному лагерю, пользуя в качестве инструментов небольшой медиа-холдинг под управлением “женщины-фантома” Ирины Петрушовой, а также партию ДВК, которую он нагло отнимает у тех, кто собственно сделал ее…

Вот такими методами Аблязов творит свою странную политику. Для этого приходится откровенно переступить через бывшего друга, компаньона и политического соратника Жакиянова, подставлять своего тезку Мухтара Джакишева (у которого и без этого накапливались проблемы) но разве в таком важном деле есть место приличиям?

Наверное, в жизни обоих это самый светлый период в жизни. С одной стороны, они приближены к власти и имеют с этого все положенные дивиденды, а с другой, оба намереваются со дня на день свернуть этой власти шею, чтобы стать главными олигархами и страны и самим распродавать ее иностранным компаниям.

Но не все коту масленица…

В определенный момент каждый из них теряет чувство меры, заигрывается, заплывает за буйки и оба, с небольшим временным лагом вновь оказываются официальными врагами режима и попадают на чужбину. Их обоих отказываются выдавать гостеприимные европейские страны. Оба они начинают борьбу теперь уже открытую борьбу с ненавистным режимом …частью которого – и немалой частью! – были в течение стольких лет.

Оба разыгрывают из себя идеалистов-демократов, больше всего на свете обеспокоенных судьбами Родины.

Один начинает яростную драку за отобранный у него банк, изображая обыкновенный рейдерский конфликт как битву Демократии с Авторитаризмом, в которой непременно должен принять участие простой народ, сто раз обобранный классом аблязовых, имя которому легион. Другой, словно пародируя само понятие “цинизм”, создает ассоциацию пострадавших от казахстанской репрессивной машины.

Один терпеливо издает газеты, все содержание которой посвящено делам ее спонсора. ДВК стремительно, по мере возрастания проблем Аблязова трансформируется в партию “Алга!”. Не думаю, что тут надо иронизировать по поводу ее незарегистрированного положения (похоже нынешний статус только на руку ее спонсору) – это если и не партия, но вполне боеспособная структура, имеющая непрекращающийся источник финансирования (главный залог функционирования любой подобной организации). Понятно, что в этой организации нужен даже не политик, а по сути, полевой командир. И такой находится. Владимир Козлов, объявивший себя недавно кандидатом в “транзитные президенты” Казахстана вряд ли нуждается теперь в особых представлениях. Другой вываливает тонны правдоподобного и не очень компромата, скромно умалчивая о своей роли во всех описываемых им бесчинствах.

Оба тонко намекают всем высокопоставленным фрондерам, что подсиживать Начальство лучше в союзе с ними, нежели в противоборстве, которое может быть очень небезопасным. Оба заключили, кажется, нечто вроде соглашения по сотрудничеству, либо подбираются все ближе к подобному решению.

Будем надеяться, что ничего путного не выйдет. В противном случае, мы рискуем узнать, что предыдущие 20 лет, это еще ни самое страшное что может случиться с нами и нашей страной.

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.