Причины ненависти к Казахстану

Сайт “Inosmikz”, который отличался своими перевранными переводами и “новостями” второй свежести”, опубликовал еще пространный опус Ербергена Салыкова “Тайны новейшей истории Казахстана: Что у нас получилось за годы государственной независимости?”

Абырой Альниязов, Сайт “Inosmikz”, который отличался своими перевранными переводами и “новостями” второй свежести”, опубликовал еще пространный опус Ербергена Салыкова “Тайны новейшей истории Казахстана: Что у нас получилось за годы государственной независимости?”.

При этом известно, что Салыков – казахстанский журналист, и с иностранными СМИ не связан. Но, по всей видимости, больше не было у него никакой возможности опубликовать эту статью, кроме как на этом низкопробном сайте.

На опус Ербергена Салыкова можно было бы и не обращать внимания, если бы подобный стиль не был бы широко распространен среди всевозможных “друзей народа” и оппозиционеров. Статья Салыкова неплохо показывает, что именно скрывается под показным пренебрежением к Казахстану и сплошной, беспросветной критикой с их стороны. В этом отношении она весьма интересна.

Сама по себе попытка в одной, и довольно небольшой по объему работе, рассмотреть “всю правду” о новейшей истории Казахстана, говорит о чрезмерной самонадеянности автора.

Чтобы учесть все факторы, все значимые события, уделить внимание всем аспектам становления независимого Казахстана, рассказать об успехах и провалах, требуется провести огромную работу. Автор для этого должен 3-4 года не выходить из библиотек и архивов, чтобы собрать все необходимые материалы, а потом составить сочинение не менее чем 800-1000 страниц объемом.

Можно, конечно, считать, что автор уже провел такую работу, и такой статьей “разминается”. Однако, даже в случае такой “разминки”, скрыть подготовку невозможно, и осведомленность автора будет видна во всем.

Только у Ербергена Салыкова не видно этой осведомленности. Видно у него лишь высокомерие и пренебрежительное отношение к Казахстану. И ошибки. “Прежде всего, игнорируется то, что в действительности Казахстан – это страна аборигенной номадической культуры, ставшей восприимчивой к переменам спустя десятилетия после коренизации (перехода на оседлый образ жизни) подавляющего большинства ее носителей”, – вот его утверждение из первой части “О чем речь?”.

Сразу – ошибка в использовании термина. Коренизация на языке 1920-х годов означала вовсе не перевод кочевников на оседлость, а выдвижение в руководство кадров казахской национальности и перевод делопроизводства на казахский язык. Оседание же так всегда и называлось оседанием, и тут никаких особых терминов не использовалось.

Осведомленный человек, который изучал историю Казахстана, не мог сделать такой грубой ошибки. Салыков явно слышал где-то этот термин, но не понял его значения, что изобличает его крайне низкий уровень подготовки.

Государство

“Думать, что имперская провинция может быть преобразована в новое государство и утверждена в таком качестве на долговременной основе только потому, что сама империя распалась, – заблуждение”, – смело заявляет Салыков во второй части своего опуса “Государство”.

Если понимать эту фразу буквально, то надо отказать в существовании и государственной самостоятельности Испании, Италии, Франции, которые образовались из осколков Римской империи. Можно и не забираться столь далеко в историю, и отказать в существовании Турецкой Республике, которая, как известно, обломок некогда обширной Оттоманской империи. Разумеется, если брать на веру его утверждение, речи быть не может о признании существования Индии, Канады, Австралии, Малайзии, Сингапура и еще ряда государств, образовавшихся после распада Британской империи, столь недавно, что еще живы люди, помнящие эти события. Сингапур и Малайзия – это не государства, с точки зрения Салыкова.

Мировая практика показывает как раз обратное, что сегодня государств, образовавшихся из провинций некогда обширных империй, гораздо больше, чем государств, которые не утрачивали независимость. Причем далеко не все страны, обретшие независимость, стали такими же бедными, как африканские страны. Пример Канады, Австралии, Малайзии, Сингапура, наглядно показывает, что дорога к процветанию открыта перед всеми.

То что Салыков там пишет в части “Государство” представляет собой типичный пример подтасовки фактов. Начав с нее, Салыков предложил нам свою самопальную “государственную философию”. С его точки зрения, государство должно быть сильным:

“Созревшая государственная мысль – мощная, всесокрушающая сила. Охваченные ею люди могут ради нее поступиться интересами своего народа, пренебречь такими очень человеческими понятиями, как узы дружбы, кровного родства”, – рассуждает Салыков, и даже перечисляет примеры столкновений правителей и императоров. Вообще, для многих людей очень характерно жить прошлым, и весьма часто такой грех распространен в среде историков и любителей истории. Они так проникаются эпохой, что эпоха начинает диктовать свои понятия и штампы мышления.

Так вот, если бы независимый Казахстан возник во времена Николая II, то он, может быть, и принялся бы воевать с соседями за господство. Но Казахстан появился на политической карте мира в то время, когда уже было решено, что война за мировое господство – есть тягчайшее преступление, и даже за призывы к ней вполне можно угодить за решетку. Потому Казахстан и провозгласил политику мира, и отказался от четвертого в мире ядерного арсенала. Такой же выбор сделал и Туркменистан, который провозгласил свой официальный нейтралитет. Кто придерживается агрессивной политики и беспричинно нападает на соседей – того сегодня затопчут общими усилиями. Плохо это или хорошо – такова наша эпоха.

Салыков нашел для себя образец – это Узбекистан. Он превозносит узбеков, их “единство”, “государственную идею”, и даже численный рост: “В ходе Первой всероссийской переписи населения было взято на учет всего лишь 535 тысяч узбеков против почти 4 миллионов казахов. Сейчас, по прошествии ста лет, их насчитывается порядка 30 миллионов, а нас, казахов – чуть больше 10 миллионов”, – заявляет Салыков. Ну, этот последний пассаж объяснить не так трудно. В Узбекистане не было того губительного голода, который нанес огромный урон казахам. Казахи восстановили свою численность 1926 года только в начале 1960-х годов, а узбеки все это время увеличивали свою численность и имели потому неплохую фору.

Но суть даже не в этом. Это надо быть настолько неграмотным, настолько не интересоваться реальными событиями, чтобы превозносить Узбекистан как образец государственности. Увы, но эта республика вовсе не едина, и тому показатель – Андижанские события. В Казахстане, к примеру, никогда не было столь массовых беспорядков, со стрельбой и кучей трупов. Узбекистан – бедное государство, раздираемое многочисленными противоречиями, в том числе и социальной природы. “Государственная идея” Узбекистана обращена в прошлое и основана на превознесении Тимура. И политических проблем у Узбекистана предостаточно, как от соседей, так и от ведущих стран.

Салыков говорит, что у Казахстана нет “государственной идеи”. Сказав такое, надо предложить свой вариант, которого у него нет. Судя по этим пассажам об Узбекистане, Салыков хочет такого же “великодержавия”, чтобы Казахстан превозносил какого-нибудь воинственного казахского хана и задирался со всеми соседями.

Только вряд ли такую “государственную идею” поддержат казахстанцы.

Власть

Этот раздел Салыков полностью посвятил тому, что казахстанская элита, якобы, ничего собой не представляет: “Нынешняя казахская элита (как общественный слой), которой в отличие от предыдущих двух первых поколений казахов – лидеров своего народа в XX веке судьбою была предоставлена возможность воспроизводить саму себя и которая с успехом пользовалась ею вплоть до конца столетия, начала формироваться практически на пустом месте в конце 1930-х годов. Все, кто до того времени занимал лидирующие позиции, были репрессированы и уничтожены или отправлены на долгие годы, что называется, в места не столь отдаленные”.

Это полуправда – худший вид вранья. Была когорта советских лидеров, которых никто не репрессировал, например, Алиби Джангильдин или Жумабай Шаяхметов. В начале 20-х годов появилась яркая когорта интеллигенции, к которой принадлежит, например, Мухтар Ауэзов. Появилась и научно-техническая интеллигенция, ярчайшим представителем которой был Каныш Сатпаев. Да, “алашординцы” потерпели немалый урон и многие из них действительно были репрессированы. Но это не означает, что кроме них никого больше не нашлось.

Салыков дальше продолжает свои нападки на казахстанскую элиту, теперь уже скатываясь в совершенно бездоказательные обвинения: “Десятилетия такой практики начисто отучили их от самостоятельной работы, самостоятельных решений. Существующая поныне казахская элита имела исключительно благоприятные условия для самоутверждения. Но оказалось, что у нее изначально атрофирована способность к самосовершенствованию, поступательному развитию, прогрессу”.

Ага, ага, только в это не верится никак. Это наглая и беспардонная клевета. В советском послевоенном Казахстане хватало ярких и творческих фигур. Например, министр культуры Казахской ССР Узбеккали Жанибеков, которому удалось возродить Наурыз и осуществить блестящую операцию по возвращению выкраденного в 1934 году тайказана в мавзолей ходжи Ахмеда Яссави. Жанибеков отличался, по воспоминаниям, очень глубокими познаниями в казахской культуре и добивался ее возрождения с железной настойчивостью. Ярким талантом был и остается Олжас Сулейменов, который не только яркий и самобытный писатель, но и сильный общественный деятель. Создать антиядерное движение “Невада – Семипалатинск” требовало немалых сил и таланта. Подобных примеров можно приводить во множестве, и каждый из них будет опровергать клеветнические утверждения Салыкова. К слову сказать, за самим Ербергеном Салыковым вовсе не числится никаких таких достижений, которые бы давали ему право на подобные высказывания.

Впрочем, он не останавливается, и дальше делает зявление космической глупости:

“А их выдвижение на союзный уровень осуществлялось практически полностью за счет выходцев из некоренного населения. Казахской же номенклатуре был оставлен узкий круг второстепенных функций. Она должна была заниматься исключительно только Казахстаном – вернее, казахами Казахстана. Еще вернее – казахскоязычными казахами из сельской глубинки. Да и то, главным образом – в пропагандистском и культурно-этнографическом плане”.

Как можно писать такой бред? Динмухамед Кунаев был членом Политбюро ЦК КПСС с 1971 по 1987 годы, и первым секретарем Компартии КазССР в 1960-1962 и в 1964-1986 годах. Он занимал множество высоких постов как в Казахстане, так на союзном уровне. Да и Нурсултана Назарбаева была хорошая карьера в советские годы. И занимались Кунаев с Назарбаевым вовсе не “казахами из сельской глубинки”. Эти примеры наглядно показывают, что Салыков несет откровенный бред, который иначе, чем желанием хоть как-то, любыми средствами и способами, опорочить и убрать с дороги нынешнюю казахстанскую элиту, которой он и в подметки не годится.

После этого, все его дальнейшие рассуждения о власти, которыми он поводит к мысли, что якобы кризис власти неотвратим, просто теряют всякую основательность. Если рассуждения начаты со столь грубых ошибок, которые бросаются в глаза любому, сколько-нибудь осведомленному об истории Казахстана, то они не могут ни при каких условиях прийти к верным выводам.

Народ

Завершающая часть у Салыкова посвящена народу, который он тоже объявил расколотым и ни на что не способным: “Чем больше увеличивается физическая масса казахов и их доля в составе населения страны (в условиях, кстати сказать, государственной независимости), тем слабее становятся духовные скрепы, связывающие воедино казахское общество, и тем больше сил набирает центробежный процесс внутри него. Собственно, оно не сумело вылиться в государствообразующую нацию в рамках суверенитета”.

По его мнению: “А есть русскоязычное общество: русское – по культуре, проевропейское – по духу и гражданское – по форме. Оно-то и является сейчас становым хребтом государства”.

Везде Салыков подчеркивает неполноценность казахов, якобы неспособность их создать государство, развал национальной культуры и так далее. Отчего у него такая ненависть к своему народу?

В предыдущей части он проговорился: “Когда рядовые казахи вообразили, что их государственность представляет собой нечто большее, чем фактическая культурная автономия, случились декабрьские события. Казахская элита осталась в стороне от них, хотя их простые сородичи, казалось бы, пеклись, прежде всего, о ее интересах. Это говорит о том, что она прекрасно знала свое место и никаких иллюзий не питала…

С распадом СССР во власти такой элиты как бы по иронии судьбы оказалась одна из крупнейших и важнейших составных частей могущественной державы – Казахстан”.

Вот что ценность для Салыкова – “могущественная держава”. Это одно из самых знаковых заявлений во всей статье в четырех частях. Если совсем кратко, то Салыков – это тот самый продукт советизации в Казахстане – казах, ненавидящий собственный народ. Человек с полностью искусственным самосознанием, считающим высшей ценностью СССР и все советское.

С этой точки зрения, становятся понятны все его нападки на Казахстан, казахстанскую элиту и казахов. Еще бы! Любые успехи Казахстана ему – как ножом по сердцу. Его убедили и научили, вколотили в голову как незыблемую истину, что казахи – это неполноценный народишко с отсталой культурой и смешным языком, который обречен на исчезновение. А тут, надо же! И государство создали. И развиваются. И машиностроительные заводы строят. И получили широкое международное признание. И саммит ОБСЕ проводят. От столь яркого противоречия собственных представлений и действительности, Салыков просто выходит из себя от бессильной злобы. Думается, что причиной появления статьи стал именно саммит ОБСЕ, который раздражал его сильнее всего, как наиболее яркий символ успеха казахов.

Думается, что Салыков своей статьей приоткрыл причины столь яркой ненависти со стороны ряда известных оппозиционеров к Казахстану и лично Назарбаеву. Дело тут не в демократии или правах человека. Просто они утратили то, что считали высшей ценностью – “могущественную державу”. Развал СССР сделал бессмысленными все их попытки и потуги превратиться в идеального “советского человека”, выбил основание из-под годами выпестованной ненависти и презрения к казахской культуре и языку. Перемен они не приняли, и понимают, что ничего назад не воротишь. В этом причина их беспрестанного потока критики и клеветы, обрушиваемой на Казахстан.

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.