СОЮЗ ВО ИМЯ БУДУЩЕГО. (От сотрудничества ТЭКа и оборонки зависит успех реформ)

Топливно-энергетический и военно-промышленный комплексы – два
основных столпа нашей индустрии, от благополучия которых зависит
состояние всего отечественного народного хозяйства, политическая
стабильность общества, успех реформ. От того, как сложатся отношения
между ними, зависит будущее России: станет ли она сырьевой державой,
или же войдет на равных в промышленную элиту мира.
Вопрос об их тесном сотрудничестве уже поднимался. Ориентир был
взят правильный – ТЭК должен стать локомотивом, который вытащит
народное хозяйство из кризиса. Но когда дело коснулось практики –
получилась традиционная пробуксовка. Сейчас время вновь вернуться к
этой теме. Произошли кадровые изменения, уточняются некоторые
ориентиры, но дело не должно страдать, а скорее наоборот, ему должен
быть придан новый импульс, новое качество. Наша страна – на новом
рубеже. Не хочу приводить затасканных стереотипов, но если откровенно,
то предстоящий этап – практически решающий в этом взаимодействии.
Наш ТЭК уже ощутимо послужил стране. Поток нефтедолларов во
времена развитого социализма шел не только на закупку заокеанской
пшеницы, но и на строительство промышленного комплекса. Сегодня уже
немалая часть оборонных предприятий на грани выживания. А это почти
три миллиона рабочих мест. И в том числе от ТЭКа, его позиции зависит,
будут ли они иметь работу. Предпочтут ли российские нефтяники и
газовики отечественное оборудование, технику, машины, трубы или же
увлекутся связанными кредитами, и заказы на оборудование уйдут за
границу. Речь в конечном итоге идет не только о рабочих местах, но и о
судьбе целых направлений высоких технологий. Если мы потеряем их –
потеряем будущее.
Думаю, что ТЭК вновь послужит стране – новой России, которую мы
все вместе строим и которую хотим видеть процветающей, богатой,
благополучной, сильной и независимой. На сегодня ТЭК – не только
основной добытчик энергии для страны, а значит, гарант ее хотя бы
минимального жизнеобеспечения, но и основной добытчик валюты, и
основной потенциальный работодатель, заказы и поддержка которого
раскрутят инерционный механизм российской экономики. Возьмем близкую
мне тему авиации, отрасли особой, в которой сосредоточено почти 80%
передовых технологий общества. К примеру, есть такая разработка в
недавно созданном государственном ВПК МАПО, объединившем 12
предприятий бывшего Авиапрома и один коммерческий банк, – многоцелевой
грузопассажирский самолет МиГ-110. Хотя самолет прописан в федеральной
программе, работы по нему ведутся ни шатко ни валко. Нет денег. А
самолет перспективный, самый экономичный в своем классе, всего 221 г
топлива на тонну/км, нужный, в частности, для вахтовиков. Смену из 43
человек за тысячу верст доставит, если надо, то и микроавтобус, и
вернется без дозаправки, откуда вылетел. Или вертолеты Ка-32А фирмы
Камов, также вошедшей в ВПК МАПО. Великолепные машины – и как
транспортные, и как летающий кран, и как монтажник, и как пожарник, и
как скорая помощь… Нет им аналогов. Южная Корея их заказывает,
работают эти вертолеты и в Канаде, и в Швейцарии, но от своих –
заказов практически нет. Хотя для Москвы закуплено несколько штук. Но
это капля в море. Или вертолет Ка-37, который предназначен для
патрульной службы, в том числе для наблюдения за исправностью нефте – и
газопроводов. Я привел эти примеры, чтобы показать, как важна в наше
время поддержка оборонки. Средств требуется вроде бы и немного, но и
ТЭКу на пользу , и для блага Отечества целые направления сохраняются.
На сегодня наиболее крупные проекты в России тоже осуществляются
в топливно-энергетическом комплексе, и их реализация , я уверен,
выведет Россию из кризиса. ТЭК может дать прекрасный шанс оборонке не
только не погибнуть в результате стихийно-обвальной конверсии, но и
приумножить свое производство. К примеру, в 1994 г. Россия закупила на
Западе нефтегазового оборудования на сумму 5,3 млрд. долл. Из них 1,5
млрд. долл. вполне могли бы остаться в России на счетах оборонных
предприятий, тем более что бывшие союзные монополисты остались вне
России. К примеру, Азербайджан владеет 70% союзных мощностей для
производства нефтяного оборудования, на Украине сосредоточено почти
все машиностроение для угледобычи. На 1,2 млрд. долл. закупила
Туркмения на Западе нефтегазового оборудования. Ни одна российская
фирма не предложила ей свое, хотя для значительной части оборудования,
оставшегося в Туркмении комплектующие производятся в России.
Кроме того, оживление оборонной промышленности в ближайшем
будущем также, возможно, будет связано с работой на ТЭК, когда речь
пойдет о поставках оборудования для освоения новых месторождений
углеводородного сырья, которые уже привлекли или привлекут
многомиллиардные инвестиции. Так, начало реализации проекта освоения
Приразломного нефтяного месторождения в Печорском регионе принесло
дорогостоящие заказы для судостроительных предприятий Северодвинска:
объединение Звездочка приступило к строительству самоподъемной
буровой платформы (стоимость строительства – 120 млн. долл.), а
Севмаш начал строительство первой в России стационарной ледостойкой
буровой платформы стоимостью в 1,2 млрд. долл. Это обеспечивает
работой около 200 тыс. человек на предприятиях, ранее строивших
атомные субмарины. Масштабность проектов впечатляет: 70% денег, которые
будут отпущены на подрядные работы, предназначены для российских
предприятий, а это обеспеченность работой лет на двадцать. А какое
поле деятельности для оборонки в энергосберегающей сфере!
Не отстают и сибирские оборонные заводы. Они планируют произвести
до 2000 года импортозамещающего нефтепромыслового оборудования и
приборов на сумму около 10 триллионов рублей. Это предусматривается
программой СибВПКнефтегаз – 2000, в разработке которой приняли
участие 11 крупнейших российских нефтяных компаний и около 80
промышленных предприятий Омска, ассоциаций экономического
взаимодействия Сибирское соглашение и Большой Урал. На реализацию
программы СибВПКнефтегаз – 2000 потребуется в 1996 – 2000 годах
финансирование в объеме 734,3 миллиардов рублей в ценах 1995 года. На
1997 год запланировано освоить 292,4 миллиардов.
В первом квартале 1997 года будут заключены конкретные договоры
на разработку, изготовление и поставку оборудования между
предприятиями – исполнителями и заказчиками. Базовыми заказчиками по
испытанию по испытанию оборудования определены компании ЮКОС,
Сибнефть, Сургутнефтегаз, Тюменская нефтяная компания и
Восточная нефтяная компания. Первые итоги выполнения программы будут
подведены уже в мае 1997 года.
Не секрет, что ежегодные объемы добычи практически не растут и
даже падают. Времена легкодоступных и дешевых нефти и газа канули в
Лету. Это лишний раз говорит о том, что успех реформ без тесного
сотрудничества, помощи, компромиссов и, если хотите, духовного
единения во имя благополучия России столпов российской промышленности,
и в первую очередь ТЭКа и оборонки, невозможен.
Хотя ТЭК по-прежнему является основным поставщиком валюты для
государства, оборонка прибавляет в экспорте, перейдя на новый
принцип торговли военной техникой – за живые доллары, а не по
идеологическим принципам (т.е. практически бесплатно, как было
раньше). В 1995 г. торговля оружием принесла России 3,05 млрд. долл.
Россия, словно былинный богатырь, стоит на распутье. Если мы хотим
полноправно вступить в промышленную элиту мира, наш экспорт,
безусловно, должен стать продукцией высоких технологий, а кладезь этих
технологий – военно-промышленный комплекс страны. И реально помочь ему
набрать обороты и тем самым оживить экономику страны во многом может
ТЭК с его большими резервами. В одиночку этих задач не решить.
Необходим союз этих отраслей, союз во имя России, ее будущего.

Ещё :

This entry was posted in Секретные новости из армии. Bookmark the permalink.

Comments are closed.