Побег

Бежать из–под стражи удается немногим. Преступник, решившийся на такое, должен обладать особым складом характера: дерзостью, решительностью, умением выживать в одиночку. Случается, намаявшись на свободе без еды и денег, без теплой одежды, беглец как загнанный зверь сам сдается. Лишь единицам удается подолгу скрываться от правосудия. Но рано или поздно и для них настает час расплаты…

К своим 22 годам могилевчанин Николай Соколов был законченным рецидивистом: первый срок получил по малолетству за кражу, во второй раз предстал перед судом за воровство, в третий — за хулиганство.

Освободившись из колонии, где наслушался множества «поучительных историй», парень, не окончивший даже средней школы, решил заняться «настоящим делом». Вместе с несколькими дружками сколотил грозную банду, которая около года держала в страхе жителей могилевского района Заднепровье. Крепкие циничные юнцы совершали налеты на богатые квартиры, избивали и грабили их владельцев. Не гнушались и мелким воровством, а однажды Николай присвоил чужой паспорт, внес изменения в записи — в общем, подделал документ.

К счастью, бандиты были пойманы и предстали перед судом. Срок на этот раз Соколов получил нешуточный — 15 лет в колонии строгого режима. Наказание за грабежи и разбои он отбывал в Мозыре.

Со дня оглашения приговора прошло два года, и Соколов затосковал. Все чаще в голову лезла мысль о побеге из колонии. Он ее гнал, но она возвращалась, становилась навязчивой. И тогда он решился.

Это сладкое слово «свобода»

В один из пасмурных вечеров несколько заключенных из Могилева громче, чем следовало бы, делились друг с другом опасениями, что милиция может установить их причастность к двум нераскрытым кражам, и тогда судья добавит срок.

Пристроившись неподалеку, Соколов внимательно слушал подробности нераскрытых преступлений: где и когда произошли, что было украдено. Он уже четко составил план и с самого утра подал две явки с повинной.

Обе взятые на себя Николаем кражи произошли в Октябрьском районе Могилева. Чтобы провести проверку, Соколова этапировали в родной город, поместили в следственный изолятор, а оттуда однажды доставили в райотдел милиции.

После беседы со следователем преступник заметил, что дверь в комнату для задержанных закрыта не на замок, а лишь на защелку. Правда, задачу усложняло то, что в комнате Соколов был не один. В ожидании допроса здесь же томился некто Евгений Мишутин, совершивший очередную кражу. От скуки незнакомый арестант внимательно наблюдал за каждым движением Николая.

Поняв, что медлить нельзя, Соколов решился предложить «коллеге» бежать вместе. У того отвисла челюсть, глаза сделались «квадратными». Впрочем, позже Мишутин говорил, что принял слова Николая за шутку. Через некоторое время он заснул и не видел, как бандит покидал камеру. На самом деле задремал или сделал вид, не желая впутываться в темную историю? Этого мы уже никогда не узнаем.

Отжав защелку и сильно толкнув дверь, Николай вышел в коридор, протиснулся между прутьями решетки открытого окна, спрыгнул во двор. С трудом перелез через высокий забор.

Хватились его через полчаса. Служебная собака след не взяла, нашла только супинатор, которым беглец сумел открыть дверь, да брошенную им в коридоре куртку — видимо, теплая одежка стесняла движения.

Преступника объявили в розыск: листовки с угрюмой физиономией были расклеены на всех вокзалах, возле каждого райотдела милиции страны.

Узнав о побеге рецидивиста, многие на Могилевщине не на шутку заволновались. Беспокоились его бывшие жертвы: а ну как явится мстить за показания, данные в милиции и суде? Волновались сельские старики: вдруг нагрянет в их хатки поживиться съестным или деньгами, а до опорного пункта многие километры? Беспокоились матери, отправляя в школу малышей: дескать, от беглого преступника всего можно ждать. Вот возьмет да и украдет дитя, а потом станет требовать выкуп.

Но Соколов к тому времени был уже далеко.

…Все это произошло в 2002 году, призвать же беглеца к ответу удалось лишь недавно.

Чему быть, того не миновать

Его долго искали, но, увы, безуспешно. В квартиру по проспекту Шмидта, где рецидивист до суда жил вместе с матерью, он не пошел — понимал, что там могут ждать.

Оказывается, все эти годы беглец скрывался в России. Причем в последнее время находился именно там, где ему и положено, — в исправительной колонии. Совершил очередное преступление уже в соседней стране. Стоило ли бежать, чтобы вновь оказаться за решеткой? Столько лет не видеть родных, вздрагивать при каждом шорохе?..

Впрочем, вряд ли Соколов, покидая комнату для задержанных, о чем–то таком задумывался. Он всегда жил одним днем.

В соответствии с конвенцией о правовой помощи российская сторона выдала преступника белорусской.

— Даже в опасных рецидивистах время от времени просыпаются человеческие чувства, — рассказывает мне старший помощник прокурора Октябрьского района Могилева Вячеслав Борисов. Оказывается, сбежав, первым делом Соколов отправился… на кладбище к бабушке. И долго сидел у ее могилы.

Кстати, о смерти старушки Николай узнал сразу после этапирования из Мозыря и очень расстроился. Правда, позже это не помешало ему попытаться воспользоваться своим горем как смягчающим вину обстоятельством. Представ перед судом за побег из–под стражи, он утверждал, что именно печальная весть, а не подслушанный разговор двух зэков, подвигла его на побег. Но хронология событий исключает такую версию.

Однако смягчающие вину обстоятельства у матерого рецидивиста все же нашлись. Выяснилось, что он является пострадавшим от катастрофы на Чернобыльской АЭС и имеет право на льготы. И еще он раскаялся. Похоже, чистосердечно.

За побег из–под стражи преступника приговорили к 2 годам лишения свободы в колонии усиленного режима. Но остался и ранее не отбытый срок — 13 лет и 9 дней, который добавили к новому приговору. Всего получилось 15 лет, так что на свободу Соколов теперь выйдет не скоро.

Архив «СБ»

Бежать или не бежать?

В январе 2008 года во Владикавказе сбежал из–под стражи опасный преступник, обвинявшийся в убийстве. Прямо в наручниках, но с пистолетом. Он забаррикадировался в одной из квартир. Прежде чем начать операцию по захвату вооруженного бандита, пришлось эвакуировать других жильцов дома. Когда беглецу предложили сдаться, тот покончил жизнь самоубийством, выстрелив себе в голову.

В мае прошлого года из больницы Бердска Новосибирской области убежал через окно, связав несколько простыней, чиновник, подозреваемый в получении взяток. Незадолго до того его задержали и поместили в следственный изолятор. Когда же он стал жаловаться на боли в сердце, его положили в больницу. На свободе чиновник пробыл недолго: неделю прятался на родительской даче, затем сдался властям.

В начале этого года в Приморском крае удалось бежать из–под стражи одному из участников мрачной группировки «черных риэлтеров», на счету которых 7 убийств. Но вскоре преступник был задержан.

Компетентно

Заместитель прокурора Октябрьского района Могилева младший советник юстиции Александр Кореньков:

— От правосудия не уйдешь, за каждое преступление человек, его совершивший, должен быть призван к ответу. Те, кто пускается в бега, на мой взгляд, наказывают себя дважды. Разве это жизнь, когда нигде нельзя надолго осесть, устроиться на нормальную работу, обзавестись семьей, — стоит предпринять любой из этих шагов, как по документам тебя могут вычислить. А стоит преступнику немного расслабиться, решив, что опасность уже миновала, как на его запястьях защелкиваются наручники. Избежать наказания можно единственным способом — не совершать преступлений, о чем нужно помнить, задумывая недоброе, а не потом, когда ничего нельзя исправить.

Рисунок Олега КАРПОВИЧА, “СБ”.

Автор публикации: Ирина МЕНДЕЛЕВА

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.