Интервью с Наталией Нарочницкой

(найдено благодаря another_kashin)Российская империя – пример согласия?- Наталия Алексеевна, изменилось ли понятие «нация» в историческом контексте?- Может, это покажется странным, но марксизм и либерализм – это двоюродные братья, отрицающие нацию. Используя разные методы и опираясь на разные человеческие слабости, оба учения конечной исторической целью ставят глобальное сверхобщество – безнациональное и безрелигиозное. В марксизме исторический субъект – класс, а в либерализме – индивид. А нация у обоих не субъект истории и должна отмереть. И в марксизме, и в либерализме «национализм» трактуется как нечто отрицательное. И обе идеи преподносятся как якобы альтернатива возможному конфликту на национальной основе.- А может, так и есть? Может, тот же либерализм – это выработанная современным обществом защита от войн на национальной основе?- Как раз итоги ХХ века демонстрируют кризис такой доктрины. В России – исторически православной империи, бывшей многонациональной еще с дружины языческого киевского князя – не было межнациональных конфликтов. Все народы имели возможность молиться своим богам, но принадлежность к целому была источником ценностей. Вспомним сцену приведения к присяге полка из «Поединка» Куприна. Сначала православный священник приводит к присяге всех православных; потом ксендз – нескольких поляков; затем, за неимением пастора, штабс-капитан Дитц приводит нескольких лютеран, по-видимому, прибалтов; мулла – татар; единственному язычнику подносят на кончике шпаги хлеб, и он клянется Луной, звездами в верности государю. Скажите, в армии какого демократического государства можно найти такое уважение к самобытности в сочетании с верностью общему историческому пути? Огромное заблуждение всех современных утопий, что безнациональная и безрелигиозная идея – это и есть единственно возможная модель для многонационального государства. О национальном «шовинизме»- Но разве пример согласия в Западной Европе не говорит в пользу «наднациональной» теории?- Пример Западной Европы как раз говорит об обратном: десятилетиями утверждавшая, что главное – это равные условия в общественном устройстве – демократии, она сейчас демонстрирует отталкивающий этнорасистский протест против пришельцев с иным образом жизни. И этот конфликт не может быть решен в рамках той идеологии, которая сейчас там доминирует.- То есть, по-вашему, чтобы достичь мира и согласия в многонациональной России образующая ее нация – русский народ – должна вспомнить о своей уникальности?- Каждый народ в России уникален, потому нужно признание самобытности за каждым народом. Не нужно трубить, но нельзя и бояться признать, что русский народ – это основатель российской государственности, это державообразующий народ. – Разве это не породит упреков в идее превосходства одного народа над другим?- Речь совсем не о превосходстве! Опять «истматовское» толкование национальной идеи как шовинизма! Если мы хотим выжить, то обязаны восстановить способность русского народа к продолжению себя в мировой истории. Тогда на этом стержне расцветут все другие народы, которые в свое время осознанно соединили свою судьбу с Россией, русскими. Вспомните, в какое государство вступали народы России. Неопровержимый факт истории – то, что русское расширение в отличие от франков в Европе было мирным, и большинство народов входили в российскую государственность добровольно, иные даже подолгу просились. Разве они вступали в «общечеловеческое», безнациональное, безрелигиозное государство? Да они в ужасе отшатнулись бы от такового как от дьявольского изобретения! Россия была примером подлинной империи, и это слово надо реабилитировать.(дальше)

Ещё :

This entry was posted in горячее из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.