Статья про батальон «Алия»

Валерий ДранниковБатальон не просит огня(Русский Newsweek, № 9/2004, стр. 15)— Генук, — зачем-то вдруг на идиш сказал мне тихо Рома Ратнер. — Теперь молчим во все глаза и смотрим этих пидарасов. Ему-то хорошо молчать во все глаза: на лбу Романа, выпуклом и умном, удобно примостился прибор ночного видения. А у меня в глазах — сплошная тьма. Непроглядная, вязкая тьма, какая бывает только на юге. Или вот здесь, на Ближнем Востоке. Еще минут пятнадцать назад я ясно видел землю Иудеи, голые каменистые сопки, бугрившиеся на ней, чахлые рощицы олив, белые кубики домов еврейских и арабских поселений, что зацепились за вершины сопок. И вдруг мгновенно, просто в одночасье, исчезло все. Словно с небес рухнул черный бархатный занавес и враз зашторил сопки и оливы. И что здесь, интересно, разглядишь?А глядеть надо. Потому что в эту святую на земле Израиля ночь с пятницы на субботу, у командира «Батальона Алия» Романа Ратнера и еще шести здоровых мужиков из бывшего Советского Союза такая вот обычная работа: сторожить сон и покой еврейского поселения Офра от проникновения тех, кого Роман заподозрил в нетрадиционной сексуальной ориентации. Палестинских террористов. Корреспондента «Newsweek» Ратнер разглядывал долго и саркастически, но в ночь взял.— Видите, — говорил он мне пару часов назад, — эти вади. Или ущелья, если хотите. Можно даже сказать — каньоны. Хотя нет, каньонами в Израиле называют торговые центры. Все-таки это — вади. Они тянутся от двух арабских деревень к Офре, огибают ее со всех сторон, и лучшего пути для террористов не найти. По вадям — фронт работы «Алии».Мы стояли на вершине голого холма неподалеку от поселка Офра, закатное красное солнце продолжало неистово жечь старую, как мир, землю Иудеи, и вид с холма был просто цветной иллюстрацией к Библии. Если бы не белые дворцы арабских бедных деревень да свечи минаретов, что как ракеты устремились в небо, можно было поверить, что время, опаленное солнцем, здесь просто остановилось. Такой была земля Иудеи и три, и пять, и десять тысяч лет назад.— Вот, — Роман покачал на холм, горбившийся прямо перед нами, — отсюда, именно с этого холма Господь благословлял детей Израилевых. Так говорит Тора. А вот с того, который чуть левее, проклял. Так тоже говорит Тора.— За что же проклял?— А я знаю? Грешили, наверное, ребята. Но вы обратите внимание — евреи грешили. Никаких арабов, никаких палестинцев здесь в помине не было. На своей земле грешили. Здесь Иудея. Чуть дальше — Самария. А в дымке белой, там, чуть-чуть правее — священный город Иерусалим. И Офра стояла здесь в библейские времена, когда Господь сошел на холм. И это не легенды, это — правда. И это все еврейская земля.Он широко раскинул руки, словно желая обнять холмы Иудеи. В лучах заходящего солнца, на самом краешке обрыва — за ним открывалась бездна — в темно-зеленом х/б армейского образца с оскаленной медвежьей мордой на эмблеме батальона, с винтовкой М-16 и при финке он все равно напоминал пришельца из тех, старозаветных времен. Возможно, взглядом, истовым и страстным. Вот сейчас взмахнет руками и…«Как бы не грохнулся» — подумал я, потому что Роман отчаянно близко подошел к краю обрыва. Но он не грохнулся, а только рассмеялся.— Как сюда приезжаю, как погляжу на эту красоту — сразу на пафос тянет.Рома Ратнер — человек-легенда. Его имя не сходит со страниц израильских газет. И тех, что на иврите, и что для бывших наших. Потому что два года назад бывший майор спецназа ВДВ Советской Армии (так утверждает Рома) вместе с такими же, как он, отставниками создал общественное движение «Батальон Алия» и предложил Армии Обороны Израиля (ЦАХАЛу) свои услуги по охране еврейских поселений на палестинских территориях. Мол, ребята, опыт и выучка советских офицеров никому еще не мешала. Тем более, в борьбе с теми, кого в свое время те же советские офицеры и учили.— Идею подхватили на ура? — спросил Newsweek у «Алии».Раздался хохот, близкий к канонаде. Ржали так, что заголосил ребенок, спящий на руках Аркаши Муттера. Смеялись все: и старшина Тихоокеанского флота Валерий Натокин, и лейтенант Алексей Дроздовский, и старший опер киевской уголовки Александр Шевченко и даже лейтенант спецназа ГРУ Олег Бенко. Все — гарные евреи с Украины. Через час им выходить в дозор и охранять праздничную Офру так, чтоб мышь не проскочила. А пока они расслабились под призрачной прохладой навеса дома здешнего жителя Аркадия Муттера. Программиста из Молдавии, который заботливо расставлял на столе нехитрую снедь, что принесли ребятам жители поселка. Ели по-солдатски основа

Ещё :

This entry was posted in горячее из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.