Торгсин, или Бриллианты для диктатуры пролетариата

Елена ОсокинаДоллары для индустриализации("Родина", № 3/2004)«Валютное» соперничество Изначально ОГПУ было против открытия Торгсина, считая его «ненужной инстанцией». Однако после того как политбюро приняло соответствующее решение, пришлось смириться с реальностью. Представители ОГПУ работали в составе правительственной комиссии, которая в конце 1931 года определяла районы деятельности Торгсина и методы его работы. Именно в местные отделения ОГПУ приходили эмиссары правления Торгсина за информацией о «золотом» и «валютном» потенциале района и целесообразности открытия там своих контор и магазинов. И в дальнейшем Торгсин не раз пользовался услугами ОГПУ/НКВД для давления на нерадивых поставщиков, транспортировки ценностей и секретной почты, розыска получателей валютных переводов среди ссыльных и заключенных, чисток торгсиновского аппарата от «чуждых элементов», пресечения хищений и других экономических преступлений. И все же мирное сосуществование двух ведомств не получалось. Торгсин и ОГПУ/НКВД соперничали в «добыче золота и валюты» для государства, а источник у них был один — сбережения граждан. Для политической полиции еще со времен ВЧК конфискация «припрятанных» населением золота и других ценностей была одной из главных функций. Революция отгремела, но валютные планы остались, и ОГПУ должно было их выполнять. В особых папках политбюро в записи от 10 мая 1930 года находим, например, такую директиву: «Обязать ОГПУ в течение 10 дней добыть (!) от 1 до 2 млн рублей валюты» . Сумма немалая, а срок дан небольшой. Финплан по мобилизации золота и валюты был и у Торгсина. При общности валютных задач Торгсин и ОГПУ оперировали разными методами. До появления Торгсина население должно было сдавать ценности государству в обмен на рубли по установленному государством курсу. Для этого работали специальные пункты скупки золота. Но, видимо, эти условия людей не привлекали. ОГПУ приходилось силой отбирать припрятанные ценности. Следовали аресты, обыски, конфискации и расстрелы. Торгсин же в обмен на золото предлагал населению не обесцененные рубли, а бесценные в условиях голода продукты и товары. Поэтому в то время как сотрудники ОГПУ с наганом в руке гонялись за «держателями золота» и «валютными спекулянтами», те осаждали магазины конторы, умоляя принять в обмен на продукты все самое дорогое, что у них имелось. [В этой фразе практически нет преувеличения. Люди «подсказывали» правительству, что еще можно у них отобрать и превратить в станки и машины. Изначально государство разрешило Торгсину принимать только валюту и золото, но голодные люди несли в Торгсин все ценное, что у них имелось. Получая донесения о потоке разнообразных ценностей в магазины Торгсина, правительство сначала разрешило Торгсину принимать серебро, потом платину и бриллианты, а затем и произведения искусства. Инициатива «снизу» подталкивала неповоротливую бюрократическую машину. ] А что если превратить соперника в помощника? Как говорилось в известной советской комедии, «кто нам мешает, тот нам и поможет». Неизвестно, кому первому в ОГПУ пришла идея использовать Торгсин для выполнения плана «добычи» валюты — скорее всего, определенного автора не было. Агенты ОГПУ стали следить за покупателями в Торгсине, выявляя «держателей ценностей», а затем привычными методами (угрозы, аресты, обыски, конфискации) заставляли их сдавать ценности государству безвозмездно. Одни чекисты соблюдали конспирацию – следили за покупателем скрытно, устанавливая его место жительства, потом приходили с обыском. Другие действовали топорно, видимо, пытаясь взять «укрывателя золота» с поличным: врывались с оружием в магазин, арестовывали людей прямо у прилавка, забирали наличную валюту, а вместе с ней и купленные товары. После таких операций ОГПУ доходы Торгсина падали, а финплан был под угрозой срыва. Со всех концов страны в правление поступали жалобы от контор Торгсина на действия местных отделений ОГПУ. Самые ранние жалобы на противоправные действия ОГПУ относятся к осени 1931 года, то есть к самому началу работы Торгсина. Тогда это можно было списать на неинформированность местных органов, инерцию, неразбериху и шок, которые сопровождали создание этой необычной организации — появление Торгсина нарушало валютную монополию государства, ведь правительство, по сути, признало право людей иметь валюту и разрешило валютные операции внутри страны. Требовалось время для того, чтобы информация о законности операций Торгсина дошла на места и ор

Ещё :

This entry was posted in горячее из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.