Тяжелого рока должно быть в меру

2 декабря [AMATORY] выступит в минском клубе «Реактор»…

Признаюсь, упустил тот час, когда взошла звезда питерской команды [AMATORY]. Нет, я не противник тяжелой музыки, ее современных направлений и ответвлений. Но почему–то долго отнекивался на предложения послушать этих парней. А однажды, щелкая пультом по телеканалам, наткнулся даже не на клип, а на церемонию вручения каких–то призов. «Лучшая группа — [AMATORY]!» — провозгласили. «Стыдно быть лохом», — подумал я и отправился в ближайший магазин пластинок. Тогда–то и понял, почему музыка коллектива имеет такую феноменальную популярность и почему в симпатиях к нему признаются критики, которые раньше, кроме Beatles и Вайкуле, ничего не слушали.

2 декабря [AMATORY] выступит в минском клубе «Реактор», а пока гитаристы Дмитрий [JAY] Рубановский и Александр [ALEX] Павлов отвечают на вопросы нашей газеты.

— Ваш только что вышедший альбом носит очень «оптимистичное» название «Инстинкт обреченных»…

[ALEX]: Название очень символичное и может быть трактовано неоднозначно, поэтому мы и выбрали его. Обреченным можно быть на страдания — это, кстати, случается чаще. Но можно быть обреченным и на успех. Какой вариант выбрать — слушатель решает сам. Хотя в буклете зашифровано наше понимание этого названия!

— Обвинения от фанатов в том, что на очередной пластинке группа прогнулась под мейнстрим, думаю, вы уже слышали. И ваши доводы, что многие музыканты схожих с вами направлений позволяли себе такие эксперименты, для них ничего не значат. А может, действительно решили облегчить звук?

[JAY]: Что значит «облегчить звук»? На нашей последней пластинке всего одна относительно легкая песня, все остальное — сплошной «тяжеляк», разумеется, не лишенный мелодических вкраплений. В чем же тогда заключается наша «прогибаемость под мейнстрим»? Когда я слышу такое, создается впечатление, что человек совершенно не понимает, о чем говорит. Неужели наши клипы крутят по главным музыкальным каналам, а песни в горячей ротации — на всех радиостанциях?

— А для вас принципиально, чтобы вашу музыку относили именно к «метал–кору», а не, скажем, к «эмо–кору»?

[JAY]: Абсолютно непринципиально. Разумеется, существуют некоторые «имиджевые» группы, которые попадают под те или иные классификации, но [AMATORY] — не одна из них! Мы постоянно экспериментируем, пытаемся делать что–то новое для самих себя и публики, и не важно, как это потом назовут. Потому что все это был и будет хэви–метал!

— Когда вам стало ясно, что с вашим бывшим вокалистом — Игорем Капрановым — стало происходить «что–то не то», что он отдаляется от мирской жизни?

[ALEX]: Игорь, в принципе, давно проявлял интерес к духовным аспектам жизни в нашем крайне материальном мире. Но это нормально, я считаю, ведь каждый рано или поздно задает себе вопросы, на которые никто не может дать ответа. В группе все шло как обычно: мы отыграли несколько просто отличных летних фестов, работали над альбомом… Может быть, он почувствовал, что ему нечего сказать людям в новом альбоме, или были какие–то другие причины — не знаю. Но его решение посвятить себя религии лично для меня было крайне неожиданным. Перед самым отъездом Игоря мы договорились встретиться. Но на встречу он не пришел, и с июля 2010–го я больше его не видел и не слышал. Получил только sms, которое, опять же, не расставило точки над «i»…

— Принимая в свой коллектив певца Вячеслава Соколова, вы допрашивали его с пристрастием? Мол, друг, скажи нам откровенно, есть ли у тебя «тараканы» в голове, чего нам от тебя ждать, чтобы мы были готовы?

[ALEX]: Многие удивляются тому, что Слава стал, по сути, единственным кандидатом на роль вокалиста. Но буквально на первой же репетиции после нескольких сыгранных песен со Славой мы поняли, что произошел тот самый биохимический процесс, который часто называют магией. И мы больше не стали никого прослушивать, а решили довериться интуиции и принялись с удвоенной силой работать над новым альбомом уже со Славой.

— Я читал книгу–биографию «Черно–белые дни: вся правда о группе [AMATORY]». И познавательно, и захватывает. Но ведь наверняка какой–нибудь факт остался скрытым от публики. Сдайте его нам, а?

[ALEX]: Да, были опасения, что книга не влезет в стандартный переплет, поэтому издательство подсократило ее страниц эдак на 100. Но я считаю, что это даже к лучшему, поскольку так она стала интереснее и понятнее более широкому кругу читателей. Например, в окончательной редакции в книгу не вошла часть, в которой проводились параллели в судьбе одного американского футболиста Стюарта и нашего барабанщика Дани. Даня очень долго играл концерты в футболке с номером и клубной принадлежностью этого самого Стюарта, даже взял в итоге себе групповой ник [STEWART]…

— В истории многих групп были свои трагедии. У вас это смерть гитариста Сергея Осечкина. Когда вы читали, слышали высказывания типа «а чего вы хотели? Если так же нарушать режим, у любого с печенью возникнут неприятности», то, скрипя зубами, соглашались с таким мнением или хотели вступить в драку в память о своем друге?

[ALEX]: Если бы с раком все было так просто и понятно и дело было только в том, чтобы, как, вы сказали, «нарушать режим»… Это слишком сложный вопрос, почему, как и откуда берется болезнь и почему она забирает лучших…

— Кстати, со временем обвинения в излишней искусственной неприступности и пафосности музыкантов ансамбля затихают…

[ALEX]: Я думаю, такие слухи поползли из–за политики нашего бывшего менеджмента. На данный момент уже бывшего. Меня да и других парней никогда не обламывает выйти после концерта пообщаться с публикой и раздать автографы всем желающим. И мы это делаем! Но после шоу нам нужно остыть, переодеться, немного прийти в себя. Так что (как правило, минут через 20 — 30) в зале всегда можно найти кого–нибудь из нас, если только правила концертной площадки позволяют публике оставаться внутри спустя некоторое время после завершения мероприятия.

— Попса дает человеку возможность «проветрить» мозги, хорошая эстрадная песня доставляет удовольствие и содержимым, и упаковкой, рок предлагает в себя вслушаться. А что несет слушателю тяжелая альтернативная музыка?

[JAY]: Абсолютно не согласен ни с одним из утверждений! Однако, если говорить о тяжелой альтернативной музыке, думаю, тут все очень многогранно и ответить однозначно не получится. Некоторые люди находят в ней выход для своей негативной энергии, другие просто любят драйв и приходят «потанцевать» на концерты. Но в любом случае это определенно тяжелая и энергичная музыка не для слабонервных!

Фото Марии МИТРОФАНОВОЙ.

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.