Про героев и трусов

     Тема, конечно, сложная, но нужно учится быть честным, а также признавать свои плохие и малодушные поступки. Данная статья, думаю, будет интересна мужчинам, менее интересна женщинам. Рассказ, как обычно про свои приключения, но в отличие о предыдущих постов, я добавлю немного мужской философии. Ах, да, букв будет много.      Родился я в СССР, а рос в жестокие девяностые годы. Когда я учился в младших классах, я был ботаником и хотел обязательно стать палеонтологом, так как бредил динозаврами. Помоиом этого я собирал насекомых морил их в специальной баночке, а потом аккуратно расправив им крылья и конечности, нанизывал на булавку. Кусок картона я помещал в рамке и все эти мертвецы украшали мою комнату. Я запоем читал приключенческие романы, ходил в видеозалы и конечно хотел стать если как не Брюс Ли, но как Чак Норрис точно. Было такое прекрасное детство, такое замечательное, настолько. что мне кажется, будто это был фильм про счастливого мальчика, не про меня.      Потом что-то произошло, произошло внезапно, этот момент я просто не сумел уловить. Мои сверстники как то быстро перебрались в спортивные костюмы и одели «гондончики» вместо «петушков». Вместо нормального общения наступила вездесущая «феня» и главным критерием популярности стало наличие брата уголовника или папы бандита. Я боялся этих лысых людей, я не готов был общаться с ними, а уж тем более «обосновать за пацана». Тут и вкралась в меня какая-то трусость и застенчивость, ниже я расскажу вам пару историй, все по настоящему. все всерьез.      Первая история про то, что я был трусливым гаденышем случилась в моем родном городе. Есть у меня один хороший друг, с которым мы росли на одном дворе и даже по стечению обстоятельств живем в одном городе. Мама друга послала его за молоком, а я составил ему компанию, у Алексея (другой Алексей, не тот, о ком я рассказывал в другом рассказе) были достаточно зажиточные родители, потому у него была очень крутая немецкая кожаная куртка, я же одевался в дерьмантиновое дерьмо с рынка, в котором постоянно мерзла задница, потому как куртка была короткая. Мы шли и болтали, пока дорогу нам не преградил парень лет двадцати, он предложил нам помочь ему занести ящики на пятый этаж, он в свою очередь обещал нам дать за это денег. В подъезде ящиков, конечно, не оказалось. Зато у этого парня оказался нож и стандартная песня про то, что «пацики на зоне плохо себя чувствуют и вгреть их надо бы», вгреть их надо было не иначе как куртками. Мы стояли как две покорные овечки и что мямлили, видя, что мы полные задроты парень стал вести себя смелее. Итог этой истории — мой друг остался без куртки, у меня снимать не стал, видим решив, что выручиь за нее большие деньги не получится. Мне до сих пор стыдно вспоминать, что я не набрался духом просто послать его куда подальше.        История вторая произошла немногим позже, когда я прогуливался с другим товарищем с забавной кличкой «Кащей», к нам подбежал худощавый парень наркоманского вида и начал кричать: «Вы меня вчера отпиздили на районе, суки пиздец вам!!». Мы прошли мимо, однако он побежал за нами, тогда по своей глупости мы нырнули в первый попавшийся подъезд сами загнав себя в ловушку, конечно, он догнал нас на пятом этаже и начал жестоко избивать. Обазовалось пауза между увестстыми пиздюлинами и я жестом показал другу, чтобы он бежал, что он и сделал, тогда вся его злоба досталась мне. В какой то момент мне уже стало пофиг, – настолько много я наловил ударов в голову. Не знаю, зачем ему в голову пришла идея вывести меня на улицу, с его слов, он хотел отвести меня к местным пацанам и уже вместе мне мстить хрен знает за что. Конечно, уже на улице я слинял от него. Через двадцать минут снова стало стыдно, что я стоял и молча терпел, пока меня бьет какой-то человек.       Еще одна история была, когда я стал студентом. Тогда на моих глазах подстригли товарища, а я стоял рядом и тресся как осиновый лист, не в силах предпринять хоть какое-то действие.        Было еще много всякого, не то что вспоминать не хочется, не желания повторяться и писать, как мы получали пиздюлей и молча это «хавали», в четвертый раз подряд нет необходимости.          Через несколько лет я ломал носы дедам в армии, дрался за бушлат как за Родину-мать, избивал тяжелыми сапогами обидчиков, хреначил местную шпану, в серьез, по настоящему, с сособой жестокостью, будто пытаясь забыть про всю трусость и малодушие. которое проявил ранее, но это уже ровным счетом ничего не значило. Я

Ещё :

This entry was posted in Популярное из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.