Про эротику в бардовской песне

Бард Евгений песню сочинил, из чего сразу понятно: подлец. Позвонил в ночи, чтобы проверить на мне своё аллегро мистериозо. О! Вы не представляете, как беспощадны бывают барды к людям уставшим, готовым уже лечь в люлю. Барды выползают из чёрных телефонных шорохов, когда гадостей сегодня больше не ждёшь. Они могут за неделю натошнить триста новых песен и потом петь их всю ночь, прямо вам в мозг. Песня попалась приличная, кстати. Куплеты не длинные, того и гляди всё кончится. И звук в телефоне хороший, будто кто-то жалобно помирает за озером, вдали. Но в районе восьмого куплета Евгений роняет телефон, от волнения. Я слышу шум, треск, и вдруг далёкий его голос: – Слава, ты где! Ты где, Слава! Нина! Нина! Я телефон уронил, со Славой. Не могу найти!И прямо слышно, прибегает Нина, дочка, 20-ти лет. Сероглазая, в халате. И оба они куда-то лезут, под столы и тумбочки, пыхтят и зовут меня по имени. И так это трогательно, так приятно, что красивая Нина обо мне заботится. Меня теперь редко ищут вот так, под тумбочками, нецелованные в колено шатенки. Представилось даже, это я сам закатился, пластмассовый, беспомощный, ни ручек, ни ножек нет, безутешно моргаю кнопками, зову их слабым голосом: – Женя! Нина! Я здесь! За кошачьей миской! Отзывчивая Нина нашла меня и вытерла о халат, судя по звуку, где-то в области подмышки. С тех пор всё думаю о телефонах, йоркширских терьерах и всех, кто живёт, судьбой прижатый к молодой и тёплой сисе. И всё из рук валится.

Ещё :

This entry was posted in Популярное из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.