Сантехник, посол, его жена и её страсть к Д.Бэгхему

 Госполин Посол мужчина важный, но всё-таки не принцесса. Унитаз у него большой, красивый, как церковь. И что-то в унитазе сломалось, энурез какой-то сделался. Такой большой унитаз, красивый как церковь, а ссытся.Господин посол решает для себя – не посольское это дело, унитазы починять. Вот был бы примус, тогда да. А за горшки – нет, не берётся. Ссылается на крайнюю рукозадость, присущую послам большинства мировых держав. Ведь, говорят, даже Монгольский, хоть и просто консул – всё равно сам не лезет. Секретарь посольства звонит по газете во «все виды сантехнических работ». И вот, мастер Женя приезжает. Добрейшей души. На входе его обыскали, но не отобрали ничего. Потому что лицо честное. И мобилку оставили, хоть в мобилке мог быть тротилловый эквивалент ракеты «Булава», или даже фотик. Посол заглянул, спросил – «Хав а ю»?.- Женя – признался Женя.- О! Джек! Овзихавтуплэйтугезалисенпикчерзтумайстори, йез? – спросил посол более детально.- Йез – Женя в ответ слепил такое умное литсо, какое только можно слепить из двух пуговок, картофелинки и лукового перегара.Большому, красивому как церковь унитазу Женя сделал наркоз, провёл резекцию и, якобы случайно, оторвал бачок с корнем. (На самом деле, так поступают все настоящие сантехники, чтоб потом было, о чём рассказывать.) И грянул бал потоп. В посольском туалете ведер с тряпками нет. И вот, Евгению мерещится ужасное: госпожа наша Президент глыжжет корвалол стаканами, вся в пятнах, трясёт нотой на пяти страницах и орёт по-русски: – Что это такое, сука! Зачем ты затопил посольство!Он сдирает с себя свитер, хочет вытереть вооружённый конфликт между Родиной и Англией.А вода прибывает. Женя ищет, чиво бы перекрыть, забегает за угол, там в душе человек плещется. Женя сквозь перегородку, громко, но вежливо, чтоб не испугать:- Простите, где тут перекрыть холодную воду можно?Теперь представьте: вы – жена английского посла. Моетесь в душе, вся, вместе с сисями. «Джинглз бенз» напеваете. Вдруг вбегает полуголый инкогнит, орёт взволнованно, очень похоже, что по-арабски. И совсем не кажутся его слова предложением дружить народами.Послиха заявляет твёрдо, что из душа не выйдет, потому что верна стране, королеве и, по возможности, мужу. А лучше принцу Чарльзу. А ещё лучше Девиду Бегхему.Евгений переспрашивает – Чиво?… Тут слушатели-мужчины перебивают докладчика, интересуются, какая она из себя, дрим вумен оф бритиш амбассадор. Женя врёт, говорит не рассмотрел, и Вера в Бога не велит ему алкать чужих тёть. Ибо виртуальная джага-джага самая вредная для кармы и пищеврения. По жару отпирательств всем делается ясно: сеанс имел место. И размер груди был – минимум четвёртый.А вода прибывает.Женя убегает за декорации, искать вентель. Леди, чуть прикрыв собственность господина посла, зовёт всю королевскую конницу, всю королевскую рать. Прискакивает конница, рать – Жени нет. Лишь озеро до горизонта, на много миль окрест. А это Женя решил предупредить шефа о конфузе (господин деректор, вам бы парабеллум и один к нему патрон!), а пока набирал номер, случайно забрёл в спальню. Совершенно случайно. Не ждите наигранных реплик – «Кто спал на моей кровати и расхерачил её на тыщу маленьких кроваток!» Всё-таки, Евгений – не дикая селянка Машенька. Он не валялся в перинах, просто фотографировал немножко. Той самой, неотобранной мобилкой. Потом, когда конница и рать выкручивали обе его руки и левую ногу, объяснял по-шпионски правдоподобно: – снимал на память, вдруг никогда больше не удастся побывать в спальне Английского посла…Теперь мы всей фирмой  ждём прилёта из Англии ракеты Першинг, которая будет адекватный ответ на Женину дерзость. Страшно, йопт!

Ещё :

This entry was posted in Популярное из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.