Ничего общего

Международный фестиваль современной хореографии в Витебске завершился традиционно: Гран–при получили солисты государственного ансамбля танца Китайской народно–освободительной армии, такой итог конкурса для старожилов феста стал уже общим местом. Да, виртуозную технику китайцев трудно превзойти. Может быть, поэтому хореографические коллективы, предположим, из Прибалтики и Беларуси предприняли попытку деконструкции жанра современного танца, пытались нащупать грань, разделяющую банальное физическое движение и природу танца: в какой момент заученные на уроке физкультуры упражнения вдруг превращаются в системное высказывание, целостный спектакль? И почему простые механические действия на сцене вызывают радостный смех у зрителей и, вполне вероятно, оскорбляют чувства кое–кого из профессиональных членов жюри? Говорят, несколько сотых балла отделяли белорусский коллектив D.O.Z.SK.I. от Гран–при. Эксцентричную миниатюру «Ничего общего» в этом году предложил любимец витебской публики хореограф Дмитрий Залесский. В своих спектаклях Дима всегда умело работает с цветом, отдавая предпочтения не полутонам, а предельно насыщенным краскам: черному, белому, синему. Хотя в его новом спектакле главенствует детская песенка «Жили у бабуси два веселых гуся». Два танцора конфликтуют между собой ровно так же, как и герои забавной песни. Кто этих «два гуся» — зритель может фантазировать. Герои этой постановки то ссорятся, то мирятся и вновь расходятся по разным углам сцены и снова сходятся в поединке если не смертельном, то предельно жестком. Сбегаются, как два бойцовских петуха, облаченных в ядовитые красные носки. Залесский нащупал конфликт между европейским, китайским и, если хотите, белорусским танцем contemporary на международных фестивалях. «Наш модерн — классический, — убежден Дмитрий. — А в Европе можно увидеть танец разный, но не всегда интересный нашему зрителю. Между нами нет ничего общего».

Тем не менее звездой прошедшего феста признана итальянская труппа SPELLBOUND DANCE COMPANY («Очарованная студия танца»). Их гостевой балет «Дауншифтинг» впечатлил не только конкурсантов IFMC, но и членов профессионального жюри. Допустим, танцоры Раду Поклитару из «Киев–модерн балет» несколько часов не могли прийти в себя после выступления труппы Мауро Астальфи: это технически совершенный балет пролонгированного действия, когда на осмысление увиденного требуется некоторое время. Занятное дело, но итальянцев витебский фест тоже огорошил: по мнению хореографа Астальфи, если бы такой фестиваль проходил в Европе, антрепренеры уже давно перетащили бы его в Париж и сделали событием номер один в мире танца: в нынешнем конкурсе IFMC принимали участие 25 творческих коллективов из Беларуси, Германии, Китая, Латвии, Литвы, Молдовы, Польши, России, Словении, Украины, Швейцарии, Эстонии, Японии…

Другое дело, чтобы посетить Витебск, европейским труппам необходимо приобретать визы, а на любой фестиваль хореографии в Европе въезд открытый. Поэтому за 23 года существования нашего фестиваля слава о нем не распространилась повсеместно, и хотя с 2009 года IFMC является полноправным членом Международного совета по танцу при ЮНЕСКО, открывать его снова и снова для наших соседей в Европе будет нелишним.

Кстати, бессменная фестивальная площадка, сердце фестиваля — КДЦ «Витебск», 2 декабря закрывается на ремонт. И, по мнению городских властей, меньше чем за год витебский дворец превратится в театр, который не уступит по оснащению и техническим возможностям лучшей минской площадке — театру оперы и балета.

IFMC–2010 закончился, и свой автограф на его подготовленных к ремонту стенах я попросила оставить Марину Романовскую, заместителя генерального директора по специальным проектам Центра культуры «Витебск».

— Фестиваль был трудоемким и очень насыщенным, — не остыли пока эмоции Марины Геннадьевны. — В жюри были очень жаркие споры по поводу каждой конкурсной работы, у меня в какой–то момент даже возникли опасения, что они так и не смогут прийти к единому мнению. Выручил председатель жюри Валентин Елизарьев, он часто напоминал судьям: «Прекратите всякие обсуждения, так мы и за пять дней не примем решения. Вначале надо выставить оценки — это всегда самое объективное суждение».

— Марина Геннадьевна, вам не показалось, что театр D.O.Z.SK.I. уже вырос из конкурсных штанишек и было бы неплохо пригласить этот коллектив в гостевую программу фестиваля, хотя бы попытаться представить белорусский танец–модерн вне конкурса?

— Насколько мне известно, у них еще нет такого масштабного полотна. Но и это не главное… У Димы Залесского уже очень большой коллектив, желающих попасть к нему танцоров огромное количество. Надо искать ему базу, помещение в Минске, и я очень рассчитываю, что ему с этим помогут. Как, например, существует хореограф Сергей Смирнов и его балет в Екатеринбурге? Он существует на базе музыкального театра. И кому от этого плохо? Классные танцовщики, они работают два спектакля в театре, у них есть репетиционный класс, свое репетиционное время, ребята ставят балеты, им за это платят зарплату. Хорошо, если б нечто подобное произошло и с театром D.O.Z.SK.I.

Стоит отметить, в следующем году по традиции конкурс витебского фестиваля будет национальным и, по словам г–жи Романовской, уже сейчас на конкурс присылают заявки новые танцевальные труппы из Минска, Гродно и Солигорска, которых еще ни разу на фестивале не было. Перед Залесским я вопрос поставила принципиально, сумеет ли он к следующему IFMC поставить масштабное полотно, полноценный спектакль, который, возможно, станет открытием фестиваля.

— Очень хочется, — зарделся Дмитрий. — Но цель такую я ставить перед собой не буду. В этом году перед фестивалем мои коллеги хвастались мне, что на IFMC они будут выступать в качестве гостей, но в итоге их даже в конкурс не взяли… Так что вот: нельзя останавливаться. Необходимо работать над собой.

Автор публикации: Виктория ПОПОВА

Фото: БЕЛТА

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.