Сирота

В начале нынешнего года известие о жестоком убийстве мгновенно облетело деревню Бителево под Витебском. «За что тихий, безобидный на вид Юрий Звонарев топором зарубил своего дядю Василия Пушкова, в доме которого жил последние два года?» — недоумевали сельчане. Факты, открывшиеся во время следствия, и вовсе шокировали всех, кто знал погибшего: молодой человек, которого он выдавал за племянника, оказался сиротой. Домовитый и работящий 53–летний Пушков в буквальном смысле слова подобрал юношу на улице — и вот тебе «благодарность»!

За убийство и разбой Витебский областной суд приговорил Звонарева и его подельника соответственно к 18 и 20 годам колонии усиленного режима. Так как приговор пока не вступил в законную силу, имена действующих лиц этой жуткой истории изменены.

Два одиночества

Юрий появился на свет осенью 1989–го и уже школьником очутился в интернате для сирот. О его отце ничего не известно. Мать сильно пила, за что и была лишена родительских прав. Затем был Витебский колледж легкой промышленности, где молодой человек приобрел профессию обувщика–закройщика. «Особого стремления к освоению профессии не проявлял, друзей не имеет, сам себе на уме», — записано в его характеристике. Более того, за время учебы парень не раз резал себе вены, пытаясь покончить жизнь самоубийством.

После колледжа его устроили на телезавод маляром. Он несколько раз появился на работе, а затем неделю прогулял. И его уволили. Звонарев кое–как перебивался, получая сиротское пособие, ночевал у случайных знакомых.

У Василия Пушкова в юности все складывалось иначе. До армии уроженец Истринского района Московской области получил специальность повара и со временем достиг в ней солидных высот. Говорят, работал даже шеф–поваром в солидных ресторанах российской столицы. Затем, правда, развелся с женой, оставил детей и ушел в другую семью. Там тоже что–то не сложилось, и лет 5 назад он оказался в Витебске. Купил частный домик в пригородной деревеньке, получил вид на жительство, но трудиться поваром продолжал под Смоленском в придорожном кафе «Сели — поели», отправляясь туда ежемесячно на 2 недели.

Встреча

После разрыва с родными Пушкову было одиноко. Периодически он перезванивался только с матерью, которая жила в Московской области. Может, поэтому холодным зимним днем в начале 2008–го он и заговорил с 18–летним Звонаревым на трамвайной остановке возле железнодорожного вокзала. А когда тот разоткровенничался, рассказал, что сирота, Василий Пушков пожалел парня и позвал жить к себе в деревню.

Соседям в Бителево молодого человека он представил как своего племянника.

— Жили они очень даже неплохо. Парнишка по хозяйству помогал, за домом присматривал, когда Пушков уезжал надолго, — вспоминают сельчане.

Уезжая на работу, Пушков оставлял Юрию деньги. Он стриг его, брил и даже возил в гости к матери. Более того, он за руку водил Звонарева по разным инстанциям, чтобы тот как сирота получил в Витебске положенную жилплощадь. Когда таковая у Юрия появилась, он не съехал от Пушкова. 1–комнатную квартиру на улице Пролетарской они сдали, а сами продолжали обитать в Бителево.

Кровавая ночь

В январе 2010–го в областном центре Звонарев познакомился с Артуром Игнашевичем.

— Мне нужны деньги, — как–то обмолвился 33–летний проходимец, у которого не было ни образования, ни работы.

— У хозяина дома, где я живу, есть золотые украшения, машина, пластиковые карточки, — вдруг разоткровенничался Юрий. — И вообще, он меня достал! Курить запрещает, заставляет зарядку делать, на работу устраиваться гонит. А натирать мазями его сломанную когда–то ногу, которая постоянно болит, просто наказание!

Сложно поверить, но после этого разговора новоявленные приятели решили Пушкова… убить. Сначала хотели достать таблеток, от которых остановится сердце. Однако Звонарев вспомнил о шраме от операции на голове у Пушкова и предложил зарубить его топором. Игнашевич согласился.

Вечером 3 февраля 2010–го они пьяные приехали в Бителево. Звонарев представил приятеля как однокашника, и гостеприимный хозяин по этому случаю накрыл стол, выставил бутылку коньяка. Посидев с гостями, он отправился в свою комнату. Через некоторое время туда с топором вошел Звонарев. Пушков не спал. Юрий попросил передать сигареты, которые в воспитательных целях «дядя» у него периодически забирал. Когда тот, повернувшись спиной, потянулся к пачке, Юрий нанес удар обухом по голове. Выйдя из спальни, он передал топор Игнашевичу. Сидя на кухне, он услышал глухие удары, а затем понял, что Артур заставляет жертву назвать пин–код от пластиковых карточек. И — снова удары.

— Мы его убили, — произнес Игнашевич, когда Юрий опять вошел в комнату Пушкова.

Василий застонал. Звонарев взял топор и трижды ударил умирающего…

Золотые кольца и цепочку сняли с уже безжизненного тела, которое затем спрятали в подвале. 800 тысяч рублей с белорусской карточки Юрий отдал подельнику. На другой, российской, оказалось почти 60 тысяч рублей. Из дома Звонарев вынес и продал часть бытовой техники и вещей. Задержали его через неделю на квартире у знакомого: тревогу забила мать Пушкова, которой он вовремя не позвонил. По иронии судьбы на задержание приехал омоновец, который снимал у Звонарева квартиру.

Компетентно

Юрий Щетько, начальник следственного отдела прокуратуры Витебской области:

— Во время следствия Звонарев повторял, что его благодетель надоел ему, потому что постоянно приучал к порядку, заставлял устроиться на работу. Подумать страшно, что за это можно убить! Однако уже в суде он выдвинул версию, по которой Пушков якобы его избивал, а однажды даже изнасиловал. Но она осталась недоказанной и не повлияла на определение основного мотива преступления — корысть. Похоже, молодой человек не собирался честно зарабатывать на жизнь, поэтому его так тяготил воспитательный процесс. А Игнашевич здесь сыграл роль своеобразного катализатора, который подтолкнул Звонарева к печальному финалу.

Рисунок Олега КАРПОВИЧА, “СБ”.

Автор публикации: Сергей ГОЛЕСНИК

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.