Вероника Шарова: В России есть явный социальный запрос на радикальный национализм

Беспорядки – а вернее сказать, погром – на Манежной площади 11 декабря в очередной раз, и теперь даже чересчур наглядно, подтвердил ряд положений, касающихся состояния российского общества и российской власти. В России есть явный социальный запрос на радикальный национализм – это раз. Данный запрос в высокой степени обязан своим возникновением и существованием молодежи – это два. Государство, похоже, слабо представляет, что со всем этим делать – три.

Незамысловатые эти утверждения в общественном сознании, на бытовом уровне возникли, мягко говоря, не сегодня и не вчера. Советский убежденный интернационализм – пусть и бытовавший во многом на уровне официозных деклараций – еще имеет значение для “тех, кому за”, но те, кто в субботу бросал на Манежной площади файеры и выкрикивал непечатные угрозы в адрес Кавказа, его уже не застали. Так же, как и дагестанские, чеченские, ингушские парни. Они – ровесники постсоветской России. И обязанностью этой России является их учить и воспитывать. Вопрос в том – что это за воспитание и образование? Будут ли, например, школьные и университетские учебники подвергаться фактической цензуре, как это произошло с учебником истории Вдовина и Барсенкова (об этом “деле историков” подробно сообщало ). Будут ли школьники натаскиваться на ответы для

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.