Выйти из строя

Полумерами оказались практически все предлагаемые в России способы борьбы с неуставными отношениями в армии — присутствие мобильных телефонов в казарме, возможность родителям отвозить призывников в часть, разрешение служить вблизи дома. Причем «дедовщина» последнего времени все больше принимает национальный оттенок.

Случайно узнала, что дети моих московских знакомых — граждане разных государств. Дочка, москвичка, прописана в родительской квартире. Старший сын едва ли не в младенчестве был вписан в квартирные документы минских бабушки и дедушки. Оказывается, это — принципиальный выбор папы–москвича, связанный с тем, что парню рано или поздно стукнет 18. «В России в армию он не пойдет», — эта формула главы семейства даже не обсуждается. «Ну а ты–то сам служил?» — на мои вопросы приятель отвечает обстоятельно, с примерами из жизни знакомых и почерпнутыми из российских СМИ. Они о том, что в российской армии — не традиционная, известная в его армейскую юность «дедовщина», а настоящий всплеск казарменного насилия, в последнее время еще и с национальным душком.

Служить по призыву молодежь из российских городов–миллионников, мягко говоря, не жаждет. Чего не скажешь о юношах из кавказских республик. Семьи там большие, работы мало, армия — одна из возможностей вырваться из тесного домашнего мирка. Кавказские призывники — это вам не «недокормыши» из российской глубинки: выросли на солнце, натуральной еде, большинство занималось спортом.

По словам доктора исторических наук полковника Владимира Попова, известного специалиста по Кавказу, сейчас при формировании воинских частей в Чечне генштаб установил негласную планку набора туда контрактников–кавказцев в соотношении один к двадцати. «Это сделано на основании опыта прошлых лет, когда в 2007 — 2008 годах каждый третий там был контрактник из Дагестана. В некоторых воинских частях 42–й дивизии они, как говорится, правили бал, фактически отказывались подчиняться командирам». Эксперт считает, что в равнинной России в связи с ухудшением демографической ситуации и ростом рождаемости на Северном Кавказе призывники–мусульмане из этого региона в скором будущем составят более половины всего контингента российской армии, пишет «Независимая газета».

Формирование дивизий по национальному признаку — опыт начала прошлого века. Но тогда велась война, нужно было «пушечное мясо». Кавказская туземная конная дивизия была сформирована в 1914 году.

За три года через службу в дивизии прошло в общей сложности более семи тысяч всадников, уроженцев Кавказа и Закавказья. Количество пленных, взятых Кавказской туземной конной дивизией за годы войны, в четыре раза превысило ее собственный численный состав, а награжденными Георгиевскими крестами и медалями «За храбрость» — высшими наградами солдатской доблести того времени — оказалась половина этой дивизии: три с половиной тысячи всадников.

Межэтнические противоречия в армии, о которых сейчас охотно пишет российская пресса, вроде бы побудили военное руководство обратиться к историческому опыту «диких дивизий». В ближайшее время в армии может быть проведен эксперимент по формированию в некоторых воинских частях моноэтнических и моноконфессиональных подразделений, наподобие действующих батальонов «Восток» и «Запад» в Чечне.

Известный российский эксперт по Кавказу Алексей Малашенко считает перенесение опыта столетней давности в день сегодняшний редкой глупостью. «Это только свидетельствует о том, что власть не контролирует процессы в армии и обществе. Так будет невозможно удержать не только армию, но и сам Кавказ. Тому пример — нападение на парламент Чечни. Это — тенденция, которая началась еще в прошлом году, она касается не только Чечни, но и всей обстановки на Северном Кавказе. Это своего рода свидетельство того, что там действительно идет латентная гражданская война», — говорит он.

На авиационной базе в Пермском крае более 100 человек открыто отказались подчиняться офицерам. Это недавнее ЧП в российской армии с участием дагестанцев и кабардинцев можно с чистой совестью назвать очередным — не первое и, к сожалению, не последнее столкновение в войсках. Событию предшествовало возбуждение 14 уголовных дел в отношении военнослужащих, призванных из Северокавказского региона. Кавказцы отказывались от хозяйственных работ под предлогом, что горским мужчинам мыть полы не позволяют честь и достоинство. Впрочем, «достоинство» не мешало им издеваться над сослуживцами–славянами и отбирать у них деньги и мобильники.

Но самым громким скандалом был прошлогодний. Да и он не стал бы достоянием гласности, не гуляй в интернете фотографии матросов, из тел которых было выложено на палубе латиницей слово «Кавказ»: один из мучителей, призванный из Дагестана, решил с близстоящей трубы запечатлеть «девятый вал» матросской «дедовщины». За кадром — избиения славян–сослуживцев и вымогательство денег. Пострадавшими по «балтийскому» делу были признаны 38 человек.

Массовые драки между кавказцами и славянами в российской армии стали пугающе регулярными — нередко с захватом оружия, бунтами и неповиновением офицерам. Но ведь «дедовщина» в армии не только этническая. Связана она, скорее, с тем, что почти за 20 лет реформирования в войсках России численность офицеров, занятых воспитательной работой с солдатами, урезана до минимума.

По мнению Валентины Мельниковой — ответственного секретаря Союза комитетов солдатских матерей России, от неуставных отношений солдаты страдают там, где недорабатывают офицеры. Среди сотен обращений по поводу казарменного насилия есть определенный процент писем и солдат–кавказцев. Их притесняют чаще всего сами офицеры. Дело в том, что за 18 лет латентной войны на Кавказе через нее прошли многие из них. Замкнутый круг: в каждом солдате–кавказце они готовы видеть врага и наоборот.

Поможет ли наведению порядка в армии создание моноэтнических войск? Мельникова считает, что ответ на этот вопрос лежит в иной плоскости. По ее мнению, все эти эксперименты не являются идеями министра обороны или его замов. Идеи выдвигает генералитет, не готовый отказаться от призыва и перейти к контрактным войскам. Слишком многим в армии выгодны тысячи и тысячи бесправных солдат — плохо одетых, не досыта накормленных, на содержание которых можно практически не тратиться, зато привлекать на строительство «объектов», в том числе и генеральских дач. Поскольку для призывников и их родителей существует возможность откупиться от армии, значит, есть и поставщики таких услуг. Так что — ничего личного. Только бизнес.

Москва.

Автор публикации: Татьяна БОРИСОВА

Фото: РЕЙТЕР

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.