Розы на морозе

Для Елены Спиридович Рождество и Новый год — семейные праздники..

У людей искусства нынче горячая пора. Они позарез нужны на предпраздничных концертах. Елена Спиридович только сегодня наконец сможет провести хотя бы несколько часов в спокойной обстановке, в домашнем уюте. До сих пор она переступала порог своей квартиры — и падала. Засыпала, чтобы с утра вновь бежать на репетицию очередного шоу. Впрочем, еще неделька работы — и Елена сможет целиком посвятить себя себе. А также друзьям и родственникам. Для Спиридович Рождество и Новый год — семейные праздники, как бы консервативно это ни звучало в наше время.

— Вам доставляет удовольствие устраивать праздник другим, незнакомым людям — на концертных площадках?

— Только что закончился первый Минский международный рождественский оперный форум. Я его вела целую неделю. В ослепительно красивых платьях выходила на сцену Большого театра. Это была безумно приятная работа. Перед каждой очередной постановкой я произносила со сцены небольшой текст — минут на пять. Потом бежала в гримерку, переодевалась и неслась занять свое место в ложе, чтобы тоже посмотреть то, что представила публике. Кроме того, на гала–концерт пришли мои родители. Я на них смотрела со сцены и удивлялась: они были такие восторженные. А когда в Гомеле вела концерт «Беларусь — это мы!», на площади был сильный мороз. Но вы бы видели, сколько народу собралось! Значит, мы приехали не зря и то, что делаем, нужно людям, стране. Чувствовать это — огромное удовольствие. А в Речице один мужчина, чтобы познакомиться со мной, купил специально букет роз и прошел за сцену. Вручает цветы, а я, польщенная, не верю своим глазам, говорю: «Цветы замерзнут, жалко! Зачем вы их покупали?» Он в ответ: «Ну не мог же я подойти к вам с пустыми руками и сказать «здрасьте!»

— Муж к поклонникам не ревнует?

— А чего меня ревновать? Я ни разу не давала повода для ревности. Я вот сейчас сказала это и подумала: сколько же это мы вместе? Мама дорогая! У нас скоро будет серебряная свадьба! Хотя, по сути дела, она у нас уже есть, потому что мы до того как расписались, два года жили вместе.

— Вы молодцы!

— У нас второй брак. Это я в оправдание говорю, чтобы вы не думали, что мы такие пушистые. К слову, когда мне было 14 лет, папа сказал: «Запомни, дочка, всю жизнь мужчины будут относиться к тебе так, как ты это позволишь». И не было ни разу, чтобы кто–то из моих знакомых мужчин повел в отношении меня непристойно. И моему мужу нечего волноваться, он же видит, как я себя веду. Я не синий чулок, никого не осуждаю, но если хочешь вести себя по–другому — разведись и живи по иным правилам. Но это не обо мне.

— Как будете отмечать Рождество? Всего ведь два десятилетия это вновь общепризнанный праздник. В вашей семье сохранились какие–нибудь старые традиции?

— У нас ведь два Рождества — католическое и православное. 7 января пройдет церемония вручения премии «За духовное возрождение», и по традиции я веду это торжество. В этот день всегда на работе. А накануне католического Рождества день рождения у моей близкой подруги Искуи Абалян. Мы собираемся и отмечаем сразу два праздника. Потом с Искуи, Инной Афанасьевой, ее директором Анжелой Долининой, Полиной Смоловой, которая специально приезжает из Москвы, стилистом Жанной Леоновой собираемся на девичник. Где–нибудь в тихом ресторанчике. Каждая из подруг приносит для других подарки. И когда мы садимся за стол, разворачиваются презенты, шелестят бантики, бумажки, творится нечто волшебное. Это всегда так увлекательно, что официант одного заведения как–то подошел и сделал замечание: «Девочки, вы уже полтора часа радуетесь здесь, в ресторане. Может, сделаете заказ?»

— А к Новому году как готовитесь?

— Готовлюсь 31 декабря в 8.30 встречать на вокзале своего мужа, который вернется из Москвы. Вот с этой самой минуты для меня начнется Новый год. Потому что мы приедем домой, он начнет наряжать елку, вешать гирлянды. Я в этом смысле бесполезный человек, могу только бегать вокруг и восклицать, как красиво. В прошлом году у нас было семь елок сразу: одна, из светящегося жгута, висела на потолке верхушкой вниз, а самая интересная была сплетена из лозы. Ну и все окна квартиры украшены красивыми гирляндами. Люди на улице останавливаются, смотрят на наши окна, детям показывают — так красиво!

— А где взглянуть на ваше окно?

— На улице Захарова. Если станете на крыльцо гимназии, недалеко от литовского посольства, то мое окно точно увидите.

— К вам много гостей приходит на праздники?

— Еще лет десять назад на праздники мы с мужем уезжали куда–то, где теплее, бывало, ходили сами в гости, отмечали в клубах, ресторанах. Но в ресторан, клуб можно сходить в любой другой день в году. Понимание этого приходит с возрастом. Наверное, я уже стала взрослой… Потому что теперь убеждена: Рождество и Новый год — это домашние праздники и встречать их надо обязательно с самыми родными людьми. Хотя иногда на огонек к нам заезжают друзья.

— Вы что–то специальное готовите?

— Я зову на новогодний ужин маму, папу, бабушку, свекровь. Они все приходят со своими фирменными блюдами. Моя задача только постелить красивую скатерть, красиво сервировать стол. А мои родные говорят: «Аленушка, ничего не надо делать. Мы все сами купим, приготовим!» Хорошо же я устроилась!

— В Италии есть обычай выбрасывать под Рождество и Новый год старые вещи на улицу. Вы избавляетесь в такие дни от ненужного хлама?

— Я обожаю избавляться от лишних вещей. Если бы не мой муж, я бы вынесла из дому и сложила где–нибудь полквартиры. Стиль моего жилья — современный минимализм. Я не люблю полочек, рамочек, картиночек, у меня мебели нет, только самое необходимое: белый ворсонит, в котором ноги утопают, кожаный диван и большой стеклянный стол. И за стеклянной стеной шкаф: там все вещи сложены. Время от времени я выбираю там какую–нибудь полку и думаю оттуда что–то выбросить, но тут появляется муж–инспектор, который говорит, что эта вещь может пригодиться. И оказывается прав. У него есть винтики на все случаи жизни. А я бы их давно выбросила…

— Какой в вашей жизни был самый необычный подарок?

— Как–то мы с Юрой возвращались на поезде из Москвы. Заснула в купе. Просыпаюсь от дивного запаха. И вижу: перед моим носом в стакане стоят желтые тюльпаны! Чтобы они не падали, стакан–то маленький, а цветы большие и тяжелые, Юрочка подвязал их за головки к шторке. И такой от них исходит запах, а листья зеленые и хрустящие… Где можно было купить желтые тюльпаны в движущемся поезде в феврале?! Я чуть не заплакала… А лет десять назад Юра подарил мне желтый «Опель» — машину моей мечты. Вы знаете, наверное, что я люблю желтый цвет. Так вот, я еще на права не сдала, а Юра мне уже авто купил. Но не признавался долго, что приготовил такой шикарный подарок. Презентовал только после того, как я показала водительское удостоверение. А потом приключился анекдот. Подарок мы с друзьями «замачивали» возле «Журавинки»: открыли шампанское, поливали на машину и кричали: «С днем вождения!» Это было как раз накануне Нового года. Назавтра в какой–то газете появилась заметка, что в «Журавинке» праздновали день рождения Спиридович и муж ей подарил машину. У меня день рождения в апреле вообще–то. Но не в этом суть. Почему какие–то люди думают, что машину можно подарить только на день рождения? Мне муж делает приятные сюрпризы и без повода. Хотя для меня, наверное, это был самый неожиданный рождественский подарок.

Автор публикации: Виктор КОРБУТ

Фото: Александр РУЖЕЧКА

Добро пожаловать к Тигру!

Большое видится на расстоянии

Медиаскоп

На все случаи жизни

Новый год нон–стоп

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.