Сектор ПРО

О секторальной системе ПРО

Президент Дмитрий Медведев на прошедшем в минувшую субботу саммите НАТО предложил альянсу сообща создавать такую систему противоракетной обороны, при которой Россия готова прикрыть Европу от возможных ракетных угроз со своей стороны, а Запад — со своей. Суть предложения Медведева заключается в образовании так называемой секторальной системы ПРО.

Согласно этой концепции Москва обязуется сбивать ракеты, которые могут быть выпущены в направлении Европы через территорию России или через сектор, ответственность за который она возьмет по договоренности. Аналогичным образом и в НАТО должны будут взять на себя обязательства защищать Россию по своим секторам. При этом подконтрольные секторы могут пересекаться и выходить за рамки государственных границ.

Предварительные контуры, черновой эскиз объединенной системы эксперты должны будут представить в марте будущего года.

Но уже сегодня абсолютно ясно, что это паллиатив, полумера. Она дает только временный выход из затруднительного положения, сложившегося после того, как Запад отверг идею Медведева о новом договоре о европейской безопасности. Интересно, что ни в итоговом документе встречи в верхах, ни на пресс–конференции российского Президента больше не было ссылок на эту громкую инициативу Москвы, авторство которой принадлежит самому Медведеву. Впрочем, ее никогда серьезно и не рассматривали, так как Запад не видит нужды в создании новых институтов безопасности в то время, как есть Североатлантический договор.

Кстати, и новую совместную систему противоракетной обороны, столь сенсационно презентованную в Лиссабоне, Москва и Брюссель все равно называют по–разному. Медведев говорит о европейской ПРО, а в официальных документах альянса она называется «ПРО НАТО».

И в нынешних условиях уровень недоверия друг к другу слишком высок, чтобы создать по–настоящему интегрированную систему.

По словам экспертов Польского института международных дел Беаты Гурки–Винтер и Роберта Смигельского, Россия не может ни блокировать появление ПРО в Европе, ни сузить ее возможности посредством договорных ограничений. Поэтому единственная возможность Москвы повлиять на форму будущей системы — это присоединиться к ней на максимально выгодных для себя условиях.

Что и было сделано в Лиссабоне. Особенности построения системы ПРО с разделением на секторы объясняются тем, что сейчас ни НАТО, ни Россия не готовы допускать к своим элементам ПРО и ПВО посторонних, отмечают эксперты. В то же время при такой секторальной структуре у Москвы появится уверенность в том, что европейская ПРО не покушается на сектор действия российских стратегических ядерных сил.

Вот где, наверное, и зарыта собака. НАТО говорит об «иранской» или «северокорейской угрозе», но Россию больше беспокоят планы строительства противоракетных баз в Польше, Румынии, Болгарии.

Проблема, по мнению аналитика Дианы Джонстон из Global Research, заключается в том, что никакой новой стратегии НАТО в Лиссабоне заявлено не было. Саммит назвал целый набор «страшных угроз», включая «линию Мажино» в воздухе», якобы способную остановить ракеты врага, но большая часть этих угроз — это фикция с указанием цены.

Большая часть угроз, которые назвал в своем докладе генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен — нехватка воды, голод, климатические изменения, кибератаки, таяние арктических льдов и т.п., — не требуют военного решения. Никакие «страны–изгои», «форпосты тирании» и «международные террористы» за это не ответственны. Это скорее страховые риски. Но НАТО включило эти проблемы в свою стратегию как требующие военного вмешательства, и Обама в своей речи особо поблагодарил Расмуссена за проделанную работу.

На самом деле у НАТО нет своей стратегии, зато она есть у США. И когда необходимо, они решительно пользуются инструментом НАТО, не принимая никаких возражений.

Проблема в том, что дипломатия как способ устранения проблем исчезает, а главные решения в мире принимает не госдепартамент, а Пентагон. Набор рисков, которые включены в стратегическую концепцию НАТО, вызывает большие разногласия у дипломатов, зато военно–промышленный комплекс уверен в будущих заказах. То же касается, кстати, и заказов на строительство европейской ПРО.

Впрочем, дело не только в бизнесе. Истинная скрытая концепция США, пишет канадская Global Research, заключается в том, чтобы «изолировать, запугать и в конечном счете спровоцировать крупные страны, считающиеся соперниками», а именно — Россию и Китай. «Поэтому, что бы ни говорилось, ПРО будет служить облегчению возможной агрессии в отношении России. Окружение России продолжается в Черном море, в Балтийском и в Северном полярном круге», — приводит иноСМИ перевод публикации. Как пример приводится план приема Украины в НАТО, невзирая на то, что это предполагает изгнание Черноморского флота и русских из Крыма… Вызывает опасение также милитаризация Арктики, где, по мнению главного натовского командующего в Европе Джеймса Ставридиса, возможен конфликт из–за ресурсов.

Впрочем, в том и заключается искусство американского метода диалога и стремления к формальному консенсусу, что разговоры об «угрозе НАТО» считаются признаком плохого тона. Сегодня принято говорить о партнерстве. Это пока не итог, но неплохая отправная точка к настоящему взаимопониманию и сотрудничеству.

Автор публикации: Нина РОМАНОВА

Автоматизированная система регистрации участников ЦТ работает по принципу “одного окна” – Феськов

Госрегистр информационных систем создан в Беларуси

Маневры вокруг ПРО

Вечером — ПРО, утром — контра?

Литва объявила о готовности разместить у себя элементы системы ПРО

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.