Станислав Тарасов: Анкара между кипрской проблемой и армянским вопросом

В Нью-Йорке лидеры разделенного Кипра встретятся с генсеком ООН Пан Ги Муном, чтобы попытаться не допустить провала переговоров о воссоединении. Генсек ООН намерен выслушать президента греческих киприотов Димитриса Христофиаса и лидера турецких киприотов Дервиша Эроглу, чтобы выяснить, смогут ли они договориться о выходе из тупика, грозящего сорвать длящиеся более двух лет переговоры.

ООН вложила много сил в эти переговоры, которые характеризуются сейчас наблюдателями как наилучший шанс урегулировать спор, препятствующий вступлению Турции в ЕС. Отметим в этой связи, что Турция уже сделала некоторые шаги в сторону решении этого вопроса. Недавно в Анкаре состоялось специальное совещание между президентом Турции Абдуллой Гюлем и лидером Турецкой Республики Северного Кипра Дервишем Эрголу. Они подписали специальный протокол, в котором отмечается факт значимости, которую придают стороны вопросу выплат компенсаций грекам за недвижимость на оккупированных территориях, а также подчеркивается необходимость усилить влияние компенсационной комиссии для ускорения работы по изменению земельного кадастра. То есть Турция пытается решать вопросы о компенсациях в рамках взаимного погашения убытков и выйти таким образом из ситуации, при которой кипрские греки выступают исключительно как пострадавшая сторона. Но правда и в том, что в данном случае Анкара выступала не с самостоятельной инициативой, а все же под давлением решения Европейского суда по правам человека, которое не признало правительства Никосии, усматривая в этом один из способов сохранить права на оккупированные территории. Более того, правительство республики Кипр “заявило о своем принципиальном неприятии раздела острова и готовности продолжать работать над тем, чтобы положить конец оккупации Турцией северных территорий страны”. Однако для Турции эта проблема уже выглядит в ином свете: в последнем докладе Еврокомиссии ее призвали “наряду с необходимостью нормализовать свои отношения с греческим Кипром, предпринять шаги для завершения диалога, начатого с Арменией подписанием соглашения в 2009 году”. То есть, кипрская проблема и так называемый армянский вопрос оказались выстроенными в один политический ряд, несмотря на то, что несут в себе качественно разные характеристики.

Тридцать шесть лет назад, в ходе операции “Атилла” Турция оккупировала северную часть Кипра. В 1983 году была образована Турецкая республика Северный Кипр, которая и сегодня остается не признанной мировым сообществом. Сегодня на Северном Кипре размещен многотысячный контингент турецкой армии. Тогда, в период “холодной войны”, когда статус Турции в роли “южного форпоста НАТО” сохранял еще свое значение, Запад мирился со сложившимся положением. Но в последующее время ситуация резко изменилась. Кипр стал членом Европейского Союза. Турция оказалась вынужденной приспосабливаться к новой ситуации, чтобы не остаться за бортом Европы. Правда, существовал шанс пробить эту блокаду в случае ратификации подписанных с Арменией цюрихских протоколов. Но этот процесс был блокирован Азербайджаном. В этой связи президент Турецкой республики Абдула Гюль пытался было сыграть на идее об “особом исключительном положении Турции”. По его словам, “некоторые европейские лидеры неправильно видят будущий мировой порядок в перспективе ближайших двадцати, пятидесяти, семидесяти лет”, и призвал учитывать факт, что “международный политический баланс смещается на восток, в Азию, и для ЕС крайне необходимо дать Турции членство Европейском союзе”. Н похоже, что турецкая дипломатия играет свою роль уже на фоне ” уходящей геополитической натуры” и сталкивается с новым ворохом проблем иного свойства. По диагностике европейцев, Турция не может урегулировать отношения с соседними странами “из-за своей нетолерантности и неумения уважать позиции других государств”. Правда, на состоявшейся на днях в в Анталии заседании Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), председатель ПАСЕ Мовлуд Чавушоглу и председательствующий в Комитете министров ПАСЕ глава МИД Турции Ахмет Давудоглу заявляли, что они “исполнят свои обязанности как европейцы, а не как турки”. Но эти слова о “создании важной с точки зрения будущего Европы культуры толерантности и сосуществования в противовес расизму, дискриминации и радикализму” воспринимаются в Европе как, прежде всего, “продукт внешнего потребления”. Что же касается внутренней политики Анкары, то по этому поводу американский эксперт, глава неправительственной организации “Проект для демократий переходного периода” Брюс ДжексонКристиана Вульфа. Говоря о мирном сосуществование религий, он обратил внимание на то, что если Анкара считает ислам неотъемлемой частью культурного наследия Европы, то должно быть признано и то, что и христианство является частью культурного наследия Турции. А пока турок не пускают в Европу, а в условиях кризиса стали постепенно выдавливать турецкую дешевую рабочую силу с европейского континента. При этом вопрос соблюдения европейских стандартов гражданских свобод в Турции практически используется Брюсселем в качестве всего лишь благовидного предлога для осуществления такой политики. Выбраться из выстроенной ловушки Турции будет непросто. Если же турецкой дипломатии удастся все же совершить прорыв на “христианском направлении” – урегулировать кипрскую проблему и нормализовать отношения с Арменией – то это будет уже совершенно другая страна.

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.