Зеев Жаботинский о петербургской топонимике (и не только о ней)

"Урицкий, Володарский, Нахимсон… Три имени сопровождают вас в Петербурге повсюду. Они нагло лезут в глаза. Они назойливо звучат в ушах. Урицкий, Володарский, Нахимсон… Три ничтожества! И надо же им было родиться евреями… Вы на изумительнейшей площади города, перед Зимним дворцом, и площадь эта – площадь Урицкого. Таврический дворец – какая страница истории! – дворец Урицкого. Таврический сад – сад Урицкого… Лигово – Урицкое… Литейный проспект – проспект Володарского… Шестая часть столицы – район Володарского! Смоленское, за Александро-Невской Лаврой, – село Володарское… Сергеево – Володарское… Шлиссельбургское шоссе – проспект села Володарского… И неподалеку от Александро-Невской Лавры, у Невской заставы, бронзовый Володарский-оратор произносит речь… Здесь он был "убит социалистами революционерами". Владимирский проспект – проспект Нахимсона… Владимирская площадь – площадь Нахимсона… И собор Владимирской Богоматери – собор Нахимсона, – так острят ленинградцы. Теперь их имена только – "бациллтрегеры". Бациллтрегеры – носители бацилл бытового большевистского антисемитизма. Урицкий, Володарский, Нахимсон… И все же собеседники Вл. Лебедева не верят в еврейские погромы при перемене политического строя России:   – А громить не будут, Иван Яковлевич? – спросил я.   – Что вы, Семен Лукич, что вы… Мы и в царское время боролись против погрома и черной сотни. А кому же их теперь громить? И зачем? То все – прошлое.   – И я так думаю, Иван Яковлевич. Навеки прошлое."(взято здесь)

Ещё :

This entry was posted in горячее из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.