Снова об именах улиц

Пермь:"Сибирская проходит сквозь центр по бывшему каторжному этапу от Камы до Сибирской заставы. Раньше она была Карла Маркса, почему-то из всех новых-старых героев пострадал один Маркс. Володя Абашев, автор замечательной книги «Пермь как текст», рассказывает, что некогда улицы, выходящие к Каме, носили названия уездов (Чердынская, Соликамская, Ирбитская), вписывая город в край. Теперь они — Комсомольский проспект, улицы Куйбышева, 25 октября, Газеты «Звезда», а Сибирская одинока в окружении Большевистской, Коммунистической, Советской. "Макарьев:"Макарьев встает из волжских вод постепенно — шатровая колокольня, купол Троицкого собора, кресты Михайло-Архангельской церкви, потом уже и длинные белые стены. Плоской земли не видно, и долго монастырь кажется растущим прямо из воды. Красиво так, что не верится, и радостно оттого, что не верится. Теплоход идет медленно, почти бесшумно, ощущение чуда не нарушается ничем. И никем: даже досадно, после первого потрясения хочется поделиться, но на всех трех палубах «Александра Суворова» пусто. Последние разошлись перед рассветом, на траверсе Сциллы-Харибды посильней Одиссеевой: по правому борту — Ленинская Слобода, по левому — Память Парижской Коммуны."(Петр Вайль, "Европейская часть")Вообще с реконструкцией топонимики более-менее крупных населенных пунктов особых проблем нет – как видно выше, массу информации можно найти даже в Интернете, не говоря уже о библиотеках. Однако все в корне меняется, когда пытаешься восстановить названия в небольших селах и поселках – библиотеки здесь едва ли помогут, тут обычно надо рыться в архивах всяких волостных/сельских/поселковых/уездных/районных советов. Задача усложняется, если принять во внимание, что перекройки административных границ при большевиках происходили практически непрерывно, архивы соединяли и разъединяли, так что прежде чем что-либо искать, нужно твердо выучить различия между, к примеру, Ульяновским и Ленинским районами Московской области.Например, в 1917 г. в состав Москвы вошло старинное село Алексеевское (район нынешней станции метро "ВДНХ"). Поскольку для увековечения памяти разного рода товарищей хватало места и в старой Москве, село не затронули переименованиями, и вплоть до его сноса в конце 50-х там оставались прежние названия улиц: Константиновская, Церковная Горка, Извилистая, (упоминавшаяся мною недавно) Мазутная, даже и Грязная. А так как село было в черте Москвы, названия сохранились во множестве карт и справочников.Но вот верстах в пяти от этого села по Ярославскому шоссе лежит старинный, еще дореволюционный дачный район (ныне окраина Мытищ). Из сколько-нибудь нейтральных названий можно обнаружить, пожалуй, лишь четыре Парковые, Лесную, Железнодорожную и Граничную улицы, а также Пожарный проезд. Все остальные названия – это вот что:улицы:БакунинаРазинаКарла ЛибкнехтаРозы ЛюксембургКропоткинаГерценаКоммунистическаяОктябрьскаяПионерскаяБауманские 1-я и 2-яКолхозные 1-я, 2-я и 3-яУльяновскаяа такжеЛенинские проезды (с 1-го по 9-й)…ну и т.д., и т.п…Я немного знаю ближнее Подмосковье, и по крайней мере о нем могу уверенно сказать, что в этом краю так практически везде. Во всех малых городах и селах исторические названия вытоптаны начисто, как в завоеванной стране, как в какой-нибудь Восточной Пруссии. Если учесть, что при советах переименования в ходе разных кампаний продолжались и продолжались (словно путали следы…), то иной раз выходит, что какое-нибудь абсолютно советское название выглядит сущей находкой для коллекции и возникает желание его увековечить – как, например, 1-я и 2-я улицы Главлита в Салтыковке (само название "Главлит" при советах считалось "непечатным", но улицы Главлита я впервые нашел в совершенно открытом справочнике "Улицы Большой Москвы", 1961 г. Съездил на местность, проверил – все так и есть: вот они висят, старенькие проржавевшие указатели конца 60-х или начала 70-х годов, с крамольным названием…)

Ещё :

This entry was posted in горячее из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.