Этюд. Или ноктюрн. Я их, признаться, путаю

Однажды Машке было ещё четыре, а Ляльке уже целый год. И в день обычный, без предварительных знамений прямо с неба спустилась тёща. У ней были крылья с бриллиантами, сапфирных глаз большой запас и другие признаки божественного провидения. В частности, авоська с полковым довольствием на три дня. Если грамотно распоряжаться, этого могло хватить на целый обед и ещё пол-ужина. И сказала тёща голосом доброго змия:- У вас времени – до шести. ЭТИХ я задержу. Бегите куда хотите и познайте там добро.Мы ж не дураки тратить время на переодевания. Мы, в чём были, прыгнули в мой большой американский лимузин и поехали на море. И выехали на пляж, пустой по осени, и разложили сиденья.- Ты готов испытать блаженство? – спросила Люся, игриво подняв бровь.- Я ждал этого вечность – ответил я самым жарким из всех своих шёпотов.В ответ Люся улыбнулась и дрогнула ресницами. А я обдал её перегаром расстегнул ворот рубашки и рукава. А она скинула шлёпки. И мы обнялись и уснули самым нежным образом. Потому что две маленьких девочки кому хошь докажут – нет в свете щастя, есть только покой, воля и поспать три часа.Фоты:Ляля и Маша в зоопарке, где-то между львом и верблюдом.

Ещё :

This entry was posted in Популярное из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.