Из путевого дневника Люси Незабудкиной. На великах по Коста-Рике. Отрывок

Руководитель наших вело-экзекуций, коричневый-прикоричневый красавец Хуан-Карлос, по кличке титановая задница, пообещал: день будет «как пирога кусок». Мы уже знали, «пись-оф-кейк» в по-костариканского значит "много секса с велосипедом". Нам каждый день обещали это и не обманывали. Он бывает двух видов: или подъем по камням в стратосферу, или ралли-спуск по марсианским ухабам, где спотыкаются даже четырёхколёсные кони и ослы, не то что мы, трогательные двуногие красавицы. А были ещё такие спуски, когда надо было бежать с горы впереди или позади тяжелого велосипеда. И оба варианта смертельно опасны. От этих велосипедов вообще не знаешь чего ждать. Один кол вместо сиденья чего стоит.Но в день шестой, последний, правда, ехалось проще. То ли Хуан Карлос первый раз в жизни был не соврамши, то ли велосипеды, как кони почуяли дом и воду. На очередном спуске Саша Г. Не разъехался с автобусом. Саша хотел пробить собой наглую жестянку, но в последний миг сжалился над раритетом и уступил дорогу методом падения в кювет. Испуганный до икоты автобус умчался. Учитывая материал из которого делают автобусы (в основном железо), можно сказать, Саша совсем не пострадал. Забинтовали немножко, на коленку подули, в лоб поцеловали – не горячий – и дальше поехали. К слову, это день был первым, когда тропический ливень не проверял нас на растворимость. Хуан Карлос притворялся Фигаро(м). (Кем-чем, творительный падеж – Фигаром). Он догонял лидеров, объяснял куда ехать и всякое там посмотрите налево, посмотрите направо. Потом возвращался в середину, потом ехал в усталый, но гордый арьергард, потом опять к нам. На вопрос – в каком из органов он хранит свою силищу – в яйце, в зайце, или в утке, – Хуан-Карлос рассказал историю о русской велокоманде:- Они приехали тренироваться – объяснил шеф и загрустил коричневым лицом. Они были профессионалы. Упражнялись на высоте, чтобы потом, спустившись с гор, всех врагов порвать на тысячу маленьких велосипедистиков.И ехали не поперек Коста-Рики, а вдоль – в Панаму. 900 километров за те же 7 дней, за которые мы провиляли свои 200. С ними, с русскими вело-героями Хуан Карлос плакал, капризничал. Гундел что хочет спать, кушать, отдыхать и немножечко кофе. И что не любит горы, байки и свою работу. Ему показывали часы, требовали не раскисать, собраться и вообще, что кофе по утрам пьют лишь дегенераты. Хуан Карлос не понял идиомы, зато обучился паре полезных недлинных выражений и особой велосипедной выносливости.Вечером прикатили к гостинице. То был финал велосипедной части и грустно стало – на шестой день попа приняла нужную форму и консистенцию, а завтра уже все. Отель, традиционно, на вершине горы. Трудности подъема оправдал вид из окна (так назыв. «дали»). Горы, чуть ниже облака и ещё ниже город – мерцающий в ночи волшебный прибор. Гиды собрались в долину, за продуктами. Согласились взять с собой тех, чьё любопытство сильней желания упасть и умереть. Городок маленький, но густонаселённенький. Сделали шопинг, добрели до церкви. Там, по случаю субботы, служили. Вокально-гитарное трио исполняло сальсу на библейские сюжеты. Увезти домой искусство в записи не позволила гид Фанни, она не сумела объяснить музыкантам что такое CD-диск, как его быстренько записать, чтобы к утру продать нам по сходной цене.Назад поднимались в автобусе сквозь облако. По серпантину. На ощупь. Какими вибрисами, пятипальцами и какой такой рыбьей средней линией водитель осязал изгибы – Аллах его Акбар! Я даже подумала, что шофёр спит, а ручной автобус сам едет куда надо. Не дурак же он, автобус, мимо дороги ездить.Вечер прошел спокойно: тосты, алкоголь, этнически неизбежные беседы о смыслах всего на свете и потом, в постелях, сны без видеоряда. Я очень понимаю сны, которые не хотят сниться. Когда кругом повсюду Коста-рика, сну явь не переплюнуть.

Ещё :

This entry was posted in Популярное из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.