В атмосфере взаимоуважения

«Глубокоуважаемый», — прочитал я и насторожился. «Уважаемый — это еще туда–сюда, — подумал. — А «глубоко» означает одно: будут бить». И не ошибся. «Олег, — продолжаю чтение электронного письма. — Наша артистка прочитала на сайте конечную версию интервью с ней и осталась им недовольна». «Эге, невидаль, — хмыкнул я, тем самым как бы заодно и приободрив себя. — Если посчитать всех музыкантов, творчеством которых я недоволен…» «Позвольте, — быстро набрал я. — Все вопросы и ответы были согласованы с артисткой! Какие могут быть претензии?» «Артистке не понравился заголовок к материалу», — доверился мне менеджер. «Что именно в заголовке?» — нудный я человек. «Все! — мне отрезали шансы к корректировке заголовка. — Все целиком! Артистка в моем лице просит объяснений, что вы имели в виду, когда озаглавили интервью «Верховноглавнокомандующая артистка»?» «Как что? — пустился я в словесную эквилибристику. — Что низами она командует. Поклонниками. Семьей. Главный она по жизни. В данном ее контексте». «Артистка так себя по жизни не позиционирует, — возразил мой собеседник. — Артистка скромна в быту и неприхотлива в желаниях. Артистка расстроена. Но это еще не все. Артистка просит заменить фотографию к интервью». Я креплюсь, дискутирую: «На фото артистка? Артистка. Не бульдозер какой–нибудь». «Нормальное фото, — заглядывая в мою переписку, сообщает мне фотограф. — Если бы ты знал, скольких мне усилий стоило сделать его». Мы пожимаем с ним друг другу руки, я передаю его слова дальше по сети. «Артистка очень просит заменить фото, — неумолима «паутина». — Но это еще не все. Артистке не понравилась вводная часть к интервью. Не то чтобы совсем не понравилась, но правильнее будет сказать, что не понравилась совсем. Надо ее…» «Заменить! — смекнул я, и тут меня прорвало: — Ни за что! Фото — заменим (стук о пол упавшего тела фотографа). А вводную часть и заголовок — никогда!»

Так сошлись три истины — артистки, меня и лежащего — и у каждого она оказалась своей и пошла дальше дорогой индивидуально. Нет, я, наверное, в чем–то не прав, что совместным с артисткой трудом мы не подвергли аттестации окончательный вариант интервью, но ведь и не обговаривали мы, что преамбула будет визироваться. А в ней я артистку не ругал, а выражал ей свои восхищения. Фото, возможно, нужно было показать: может, не тем ухом артистка повернулась к фотографу. Но и фото мы не обговаривали. Настроение испортилось… «Принимайте ответы на ваши вопросы», — меж тем сообщил мне мой почтовый ящик…

Открыл я его. Это уже письмо от другой известной артистки. «Вот те на… — протер я глаза. — Кажись, я всего–навсего просьбу отправил об интервью, что в случае положительного решения готов сочинить соответствующие таланту вопросы. И такая оперативность. И вопросы за нас придумали, и ответы на них написали. Встречал я такое в своей журналистской практике, когда музыкант подготавливал интервью сам с собой и рассылал текст по всем газетам мира. Но чтоб такой эксклюзив… Минуточку…» Снова пробегаю полученную статью и обнаруживаю порывшуюся собаку. Да, письмо пришло мне, но по косвенным признакам я определяю, что адресовано оно было другому человеку. «Огромное вам спасибо! — начинаю опять я. — Дело лишь в том, что это хоть и ответы вашей артистки, но вопросы не мои, а какого–то постороннего журналиста. И журналистская совесть не позволяет мне ими воспользоваться. А потому я вынужден вновь обратиться к вам с просьбой об интервью, и в случае положительного решения…» Решения жду до сих пор. Заработались люди. Им ведь — артист(к)ам и тем, кто при них, — тоже вкалывать приходится, как и нам. Устают, путаются. И мы их понимаем…

«А самое главное, я вас прошу, — поведали мне в следующем послании, — уберите из первого абзаца настоящие имя и фамилию артиста. Он же нам и всем вам дорог под своим псевдонимом. Уберите». «Да любая википедия всем подскажет настоящую фамилию вашего артиста! Чего ж вы!..» — завопил я буквами. «Пусть все в википедию и ходят, — убеждают меня. — А ваш читатель — не все. Ему наш артист с псевдонимом особенно дорог! И не оскорбляйте своего читателя ненужными ему подробностями из жизни любимого артиста!»

Довод? Довод. За моего читателя я кого хочешь отпсевдонимлю!.. Так на своем месте я решаю возникшие с артистами проблемы — мирно, и, я бы даже сказал, весело. В атмосфере цивилизованного глубокоуважения.

Рисунок Олега КАРПОВИЧА, “СБ”.

Автор публикации: Олег КЛИМОВ

Сказка о скансене

Азартный игрок

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.