Ближе к сердцу

Дуэт RockerJoker снова отчебучил! Мало ему грандиозной реакции на композицию «Саня останется с нами», так в интернете появился еще и свежайший «домашний» ролик Михея Носорогова и Макса Сирого на песню «Мамонов»! На которую эта двоица в конце года уже сняла полноформатный клип для группы J:Морс! Не сидится им на месте: будь то студия «Осмос», в которой ее директор Павел Юрцевич и звукорежиссер Гарик Плевин записывают проекту новый альбом, либо же какая–нибудь площадка, где происходят съемки очередного эпатажного видео.

RockerJoker был создан в Минске в 2009 году усилиями исполнителя на укелеле, художника, клипмейкера, певца, автора текстов Михея Носорогова и известного белорусского клипмейкера (ролики на песни групп «Ляпис Трубецкой», «БЕЗ БИЛЕТА», J:Морс), второго вокалиста, баяниста Макса Сирого. Дебютный диск дуэта называется «Простые вещи». Михей с Максом считают свое творчество «современным городским фольклором». Что же касается хриплых голосов и не «аленделоновских» лиц, то место такой музыкальной культуре на эстраде есть: Том Уэйтс, группы «Ноль» и Tiger Lillies.

Кстати, по поводу хита предвыборного года, трека «Саня останется с нами», Носорогов с Сирым рассказывают такую историю. Их продюсер, промоутер многих столичных команд Александр Богданов пару лет назад решил навсегда покинуть родину в поисках нового вдохновения. Тогда–то RockerJoker и сочинили песню, в которой и попросили Саню не бросать их. Саня послушался и остался с нами… К свалившейся же на них неожиданной популярности участники дуэта относятся спокойно, говоря, что каждый волен понимать нашумевший трек так, как того пожелает.

— Знаю, что у вас нетипичный для альтернативных музыкантов взгляд на окружающую жизнь. И сплошное отрицание всех и вся — это не про вас…

Михей: Любому экстраверту, тем более артисту, без внимания плохо. И такой человек даже вынужден предлагать темы, как вариант — кричать о том, что это плохо, это плохо, это плохо. И мы через такое прошли, а потом повзрослели и поняли, что самый лучший предлог для разговора — здоровый юмор. Не стеб, не клоунада, не колкое ерничество. Нам хватает того, что в нашем названии уже заложено ерничество: с одной стороны — джокер, шут; с другой — рокер, а какая мы роковая команда? За год существования группы наша позиция выкристаллизовалась — да, нам не нравятся нигилистические воззвания, да, мы совершенно равнодушны к революционным маршам. Нам ближе общечеловеческое, социальное. Гораздо труднее объединить людей вокруг пирога, нежели вокруг автомата. И наша новая пластинка, которая, скорее всего, станет для нас в этом нашем творческом обличье последней, будет называться Revolution — с выцветшей буковкой R. «Эволюция». Нам гораздо приятнее, когда есть стабильность, состояние покоя, при котором можно творить и развиваться внутри и снаружи. Заниматься деструктивными размахиваниями кулаками, с ядом и при этом зашибать ту же копейку для нас неприкольно.

Макс: Я думаю, что RockerJoker отличается от других, как ты сказал, альтернативных коллективов прежде всего тем, что мы социально активны. А они — варятся сами в себе. Мы не занимаемся музыкой, мы общаемся с людьми, строим диалоги, нам не так интересна музыка, как интересен социум.

— И ничто вас не ограничивает в вашем творчестве — ни внутренние, ни внешние факторы?

Макс: Само понятие свободы достаточно абстрактное, не имеющее практического применения в жизни. И нам сегодняшним все, что связано со «свободой», не очень интересно. Нам не по 20 лет.

Михей: В любом случае нас окружают условности. Если и есть некий ограничивающий фактор, то он внутренний, физический. Если бы мы были более талантливы, мы бы записывали по десять песен за день. Да, это напрягает. А так, чтобы кто–то мне мешал, — такого нет.

— Не первый месяц циркулируют слухи, что проект RockerJoker прекращает свое существование…

Макс: Не совсем так. Пока есть мы с Михеем, будет и RockerJoker. Как телепроект, как видеопроект. Как музыкальный проект, да, — он изначально предполагался быть ограниченным по времени. Мы сейчас запишем нашу третью пластинку, которая аранжировочно, музыкально, вокально будет гораздо богаче первого альбома, после чего развивать проект дальше не планируется. Задача, которую мы поставили перед собой, выполнена. Мы будем играть концерты, но новые пластинки с новыми песнями в таком варианте, скорее всего, писать не будем. Возможно, возникнут другие проекты, с привлечением людей, с другими инструментами, с другим настроением, внутренним состоянием, с другой стилистикой.

Михей: С 14 лет я мечтал когда–нибудь выступать на сцене и петь свои песни. Эта мечта сбылась: в 33 года я пою, играю, мне хлопают и радуются. Такие свои амбиции я удовлетворил.

— А какие еще нет?

Михей: Очень сильно хотим зарядиться на кино. Хотим снять здесь, с нашими актерами, с нашими талантами хороший фильм.

Макс: Литературный материал, книга уже есть.

Михей: Это будет жесткий боевик с элементами Достоевского. С самокопаниями такими: что–то типа «Бойцовского клуба», положенного на славянские традиции. Без голливудского размаха, но поближе к сердцу.

Фото Марии МИТРОФАНОВОЙ.

Автор публикации: Олег КЛИМОВ

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.