Техногенная нагрузка, или проблемы большой нефти

Эксплуатация месторождений нефти и газа даже в штатном режиме непременно приведет к катастрофам, повторение мексиканской трагедии неизбежно, бьют в набат ученые. А в условиях отсутствия реальной базы для ликвидации возможной техногенной катастрофы на Кашагане, тем более нет гарантий безопасности для всего живого, утверждают они

Светлана НОВАК, “Прикаспийская коммуна”, 29 ноября

Эксплуатация месторождений нефти и газа даже в штатном режиме непременно приведет к катастрофам, повторение мексиканской трагедии неизбежно, бьют в набат ученые. А в условиях отсутствия реальной базы для ликвидации возможной техногенной катастрофы на Кашагане, тем более нет гарантий безопасности для всего живого, утверждают они. Во время недавнего визита в Атыраускую область Президент страны Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что освоение недр Казахстана должно сопровождаться обеспечением экологической безопасности. Значит, по иному и быть не должно.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСЛОЖНЕНИЯ

В регионе ведется добыча углеводородного сырья на Тенгизе, на подходе промышленная разработка Кашаганского месторождения. Но большая нефть паровозом тянет не меньшие проблемы. Ученые имеют свое видение развития дальнейшей ситуации при усиленной добыче нефти, и, увы, их настроения не радужные. Директор научного центра региональных экологических проблем Атырауского института нефти и газа, академик, профессор Муфтах ДИАРОВ утверждает, что техногенная нагрузка на Атыраускую область продолжает усугубляться, будто нарыв.

– За 1986-2009 годы в регионе было добыто свыше 212 миллионов тонн нефти, – информирует “Прикаспийскую коммуну” Муфтах Диаров. – В атмосферу выброшено 3,53 миллиона тонн вредных веществ. Выбросы вредных веществ на один квадратный километр территории от валовых выбросов составили 29,8 (!) тонн загрязняющих веществ.

Муфтах Диарович уверен, что даже при штатном режиме разработки крупнейших месторождений, в том числе Кашаган, Кайран, Актоты, экологические осложнения и катастрофы ожидаются просто чудовищные. Тенгиз, с его огромными выбросами вредных веществ и многотонной серой, покажется маленьким безобидным “паровозиком”, по сравнению с тем, что грозит Прикаспию при промышленной добыче нефти в казахстанском секторе Каспия. А экологические осложнения и катастрофы начнут возникать в результате безудержного изъятия нефти. В планах крупных компаний, как известно, намечается наращивание объемов добычи углеводородного сырья. А вредные вещества, попадающие в воздух непосредственно в процессе добычи “черного золота”, имеют свои особенности распределения. Часть их воздушным потоком переносится в другие края, остальная – трансформируется в другие соединения и оседает. При длительной разработке окружающая среда практически методично насыщается вредными веществами. Происходит накопление ядовитых веществ в почве, растениях, водной среде, донных отложениях – токсины как губка впитывают все живое. По подсчетам Муфтаха Диарова, при полном освоении колоссальных ресурсов подсолевых нефтей в атмосферный бассейн на акваторию казахстанского сектора Каспийского моря могут быть выброшены… 28 миллионов тонн ядовитых веществ. Из их компонентов образуются почти 10 миллионов тонн серной кислоты, а также 5,3 миллиона тонн азотной и 10,45 миллиона тонн угольной кислоты – самых разрушительных соединений.

БЕЗ ШАНСА НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ?

Природа, разумеется, нейтрализует загрязняющие вещества через окисление, восстановление, трансформацию в менее вредную “заразу”. Но, как бы окружающая среда, простите, не тужилась, для подобного очищения затрачивается много времени – сотни и тысяч лет. Человек столько ждать не может. Его век и без того короток, и срок его жизни “оттяпывает” еще более ухудшающаяся экология. Что же тогда ждет другие поколения, если недропользователи не дадут возможности окружающей среде восстановиться?

Ученый считает, что экологическим осложнениям и катастрофам уже способствует ведение нынешних масштабных нефтяных операций в акватории Северного Каспия практически вслепую, без научно обоснованных расчетов ожидаемых последствий воздействия на окружающую среду, без сохранения равновесия между объемом антропогенных нагрузок на морскую среду и условиями сохранения биологических ресурсов моря.

– Меня просто поражает безжалостность к природе со стороны иностранных нефтяных компаний, – говорит он. – Знакомясь со всенародно оглашенными планами и намерениями о масштабном увеличении объемов добычи нефти в будущем, убеждаешься, что иностранные нефтяные компании ведут себя так, как будто они работают в пустыне, но не на территории мелководного уникального Северного Каспия. Иначе чем объяснить намерение “Аджип ККО” при абсолютном отсутствии расчетов, исследований, обосновании влияния нефтяных операций на экосистему моря в будущем довести добычу нефти с 55,8 до 98 миллионов тонн в год? Это же приведет к уничтожению экосистемы Каспийского моря, замкнутого водоема. Уже сейчас фиксируются частые экологические нарушения при подготовке и эксплуатации месторождений. А когда начнется промышленная добыча кашаганской нефти?

То, что имеют место частые экологические нарушения в процессе, Муфтах Диаров доказывает имеющимися данными – в 2007-2010 годах в местности Карабатан компанией “НКОК” загрязненная сточная вода сбрасывается с пруда-накопителя насосом в рельеф местности, то есть так называемый сор, тем самым вторично загрязняя окружающую среду.

Крепко “досталось” от ученого и компании “Тенгизшевройл”. ТШО в будущем планирует солидно поднять годовой объем добычи нефти, разбурить нефтяные резервуары Тенгизского месторождения с фантастической внутренней энергией, доводя нынешнее количество нефтяных скважин со 130 до… 400. При использовании современных методов разработки количество эксплуатационных скважин можно сократить, пробурив с одного ствола вертикальной скважины несколько наклонных эксплуатационных скважин.

– Для ТШО важны нефтедоллары, так как наклонные скважины стоят гораздо дороже, чем вертикальные, – высказывается М.Диаров. – Какая экология? На промышленных объектах тенгизского предприятия с 2007 по 2010 годы произошло свыше 160 аварий, сопровождавшихся сжиганием газа на факелах, и совершенно не решены вопросы безопасного хранения многомиллионной массы открыто хранящейся элементарной серы. Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС) по Тенгизскому месторождению была составлена еще в 2003 году, и до сих пор новой ОВОС нет, хотя по закону она должна быть составлена в 2008 году.

КАПКАН ДЛЯ ЖИВОГО

На каком пределе техногенных нагрузок на природную среду начнутся необратимые изменения в экосистемах моря и прилегающих территорий? Обосновать время наступления такой ситуации – трудная задача, но то, что критическая ситуация для среды обитания обязательно наступит, у ученого не вызывает никаких сомнений.

Летнее происшествие на Каспии, когда в дренажных колодцах и прочих технологических узлах нефтяного оборудования на островах Кайран и Актоты погибли 700 чаек, еще раз предупреждает о хрупкости и беззащитности природы, и о холодности и неприступности, равнодушии иностранного инвестора.

-Упущенные в контракте на разработку месторождений экологические проблемы, зарубежными инвесторами не решаются, они ссылаются на эти самые контракты, – поясняет болеющий за экологию родного края Муфтах Диаров.

В диаграммах, предоставленных директором научного центра, обозначена степень изменения природной среды, в зависимости от объемов добычи подсолевых нефтей и сроков разработки месторождений. Они изобилуют цифрами – дается расчетное время наступления экологических осложнений и катастроф, в зависимости от годовых объемов добычи нефти и сроков разработки месторождений. При наращивании добычи “черного золота” ожидаемые нагрузки в окружающую среду многократно превысят критические. Значит, увеличение добычи “черного золота” заведомо ставит регион в ожидание катастрофы? Надо же реагировать, а как?

Ученый предлагает, чтобы по Тенгизскому месторождению годовой объем добываемой подсолевой нефти не превышал 15 миллионов тонн в год, а добываемый попутный газ в полном объеме закачивался обратно без очистки, в подземные продуктивные пласты. Так необходимо поступить и по Кашаганскому месторождению – количество “вытащенной” подсолевой нефти не должно составлять свыше 15 миллионов тонн в год, и 80 процентов объемов попутного газа обратно закачивать в подземные горизонты. Чем больше добыча, тем выше уровень загрязнения. Но сегодня все делается для массированной выкачки “черного добра”, поэтому строятся супермощные заводы.

-Иностранные инвесторы должны понять, что массированное освоение колоссальных подсолевых углеводородных ресурсов месторождений ведет к неизбежным природным и техногенным катастрофам, – утверждает Муфтах Диаров. – Наша задача – предупредить о грядущих катастрофах при их освоении, только прислушаются ли к нам? Я, по правде говоря, далек от мысли, что иностранные нефтяные компании руководствуются нашими рекомендациями, научно обоснованными темпами освоения, с чрезвычайно опасными условиями залегания нефти, с фантастической энергией, которую можно сравнить с энергией естественных вулканов, подсолевых нефтяных месторождений.

ОПАСНАЯ КАШАГАНСКАЯ НЕФТЬ

Кашаганский проект – мировой, безусловно, важный для Казахстана. Но если ученые “гарантируют” катастрофы, то надо хотя бы обладать возможностью ликвидировать нефтяные разливы, взрывы. Тем более что никто не даст добывать нефть на месторождениях в Северном Каспии без соответствующей базы.

А сколько копий в спорах было сломано по вопросу: в каком месте строить базу, способную в быстром темпе среагировать на нефтяное морское ЧП. Идеально, казалось бы, возвести специфический объект ближе к месторождению, так как при аварии нельзя терять ни минуты. Однако мелководье – особое место. За отмену строительства Северо-Каспийской экологической базы реагирования (СКЭБР) на нефтяные разливы при проведении нефтяных операций по всей акватории Северного Каспия непосредственно в заповедной дельте реки Урал продолжаются биться ученые, экологи.

Муфтах Диаров делает упор на том факте, что территория будущей базы, “цепляющая” заповедную зону Северной части Каспийского моря, предназначена для сохранения рыбных запасов, воспроизводства осетровых и других ценных видов рыб в естественных условиях.

– Любое судоходство различной интенсивности, мощности судов представляет угрозу рыбе, молоди, популяции, путям их миграции и приведет к уменьшению захода рыб осетровых пород в Урал на нерест, – тревожится Муфтах Диарович. – Неполная очистка корпусов судов, участвовавших в утилизации нефтяных разливов, послужит дополнительным источником загрязнения уральной воды. Строительство базы в дельте Урала для нефтяных операций по кашаганскому проекту идет вразрез со всем юридическим нормативным законам и правилам, Конвенциям и Соглашениям по защите заповедной реки Урал и морской среды Северного Каспия. Академик Диаров считает, что такая база, безусловно, нужна, но ее надо построить в другом месте, так как длина береговой линии казахстанского сектора Каспийского моря 1500 километров…

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.