ЧЕРКЕСЫ ИЗ МОСКОБЫ

Учебника по истории адыгской диаспоры в Израиле пока нет, но материалов для него собрано уже предостаточно.

Книга о том, как кавказские горцы полтора века назад пришли на землю обетованную и чем живут здесь сегодня, может получиться весьма интересной и познавательной,считает житель аула Рихания, историк Риад Гиш

Страшная штука – штамп. Не отпечаток на деловой бумаге, в паспорте, квитанции, конечно, или расхожее выражение в литературном тексте, навязчивое и назойливое, словно муха. Опаснее штамп наподобие ярлыка – от него не отмахнешься, свернутой газетой не прихлопнешь, да и в корзину не выбросишь. Он живет годами, десятилетиями, веками, ненавязчиво проникая в сознание людей, мирно дремлет до поры до времени, но всякий раз проявляется неожиданно и в самых извращенных формах. Тут ведь как: скажут, например, чукча – и рот невольно расплывается в улыбке: в памяти сразу всплывает какая-нибудь фраза из скабрезного анекдота про недалеких умом и совершенно безобидных аборигенов Севера. Произносят слово “кавказец” – и в представлении большинства людей мгновенно срабатывает красная лампочка: нечестный торговец, безжалостный убийца, бородатый террорист. Говорят, таджик или молдаванин – другой аналогии, кроме как гастарбайтер и бесправный раб на стройке, ни у кого уже не возникает. Этот ряд засевших людском подсознании мерзких стереотипов нескончаем.

Так же целенаправленно – долго и настойчиво – в российском обществе формировался негативный образ черкеса. Повелось это еще с Кавказской войны. Поэтические вирши Пушкина и Лермонтова, романтично воспевавших горцев, как гордых и отважных людей, ценой жизни защищавших свою свободу и родную землю, тут не в счет. Литература – вещь специфическая, художественные образы, свойственные одной исторической эпохе, неизбежно вытесняются другими, более современными. Первое, что приходит на ум большинства россиян – черкес – это головорез. Все равно, значит, убийца. Из советских учебников истории каждый школьник мог усвоить еще много подобных ярлыков. Нынешние пособия по Кубановедению и, тем более, литературе Кубани – вообще полное собрание негативных штампов и стереотипов, культивируемых в молодом поколении. Черкес, мол, без воровства и обмана никак не проживет – с голоду сдохнет. Работать не умеет, да и не хочет. Ненадежен, зол, вероломен, так и ждет подходящего момента, чтобы всадить нож в спину. Исторически так повелось, может прочитать любознательный ученик, что горцы промышляли только набегами, войнами и торговлей – угнанным у соседей скотом и несчастными пленниками. Как эти безбожники окаянные здесь оказались никому не ведомо, всякий раз подчеркивают авторы. А выводы, дорогие ребята, делайте сами…

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.