МИХАИЛ ВАЛЬДЕНБЕРГ: МИГи ЖИЗНИ

На очередном авиашоу в Ле Бурже симпатичная француженка с
очаровательной женской непосредственностью воскликнула, увидев звезду
салона российский МИГ-29: какой сексуальный самолет! В ее понимании,
как она объяснила, сексуальность – это мужская красота. В этом она
права: МИГ-29, действительно, красив, а красивая машина, по мнению
главных конструкторов, не может плохо летать.
Главным конструктором ставшего уже легендой МИГ-29 был нынешний
Генеральный конструктор ВПК МАПО Михаил Романович Вальденберг. Что
удивительно, с тех пор, как он помнит себя, а это лет с пяти, он уже
определенно знал, что будет строить самолеты. Эту мысль настойчиво
внушал ему отец – инженерстроитель, воздвигший в Москве много зданий.
В ансамблях домов по Ленинскому проспекту между Октябрьской и
Гагаринской площадями, по Кутузовскому проспекту, в центре столицы
навечно остался его труд. Почти вся жизнь отца была посвящена
строительству Москвы, но был период, когда он оказался причастным к
созданию отечественной авиапромышленности. Его направили главным
инженером возводить авиационный комплекс в Безымянке под Куйбышевым.
Здесь сейчас раскинулись три крупных авиазавода. Видимо. контакт с
авиапромышленностью и повальная увлеченность авиацией 30-х годов
сказались на отцовском выборе будущей профессии сына. Это было время
рекордных полетов, спасения челюскинцев, всенародного боготворения
авиаторов.
Миша не спорил, не возражал и с покорностью, свойственной детям,
любящим своих родителей, решил, что отец целиком и полностью прав. Так
и вышло, как задумал отец: в школе – занятия авиамоделизмом, а после
ее окончания – в МАИ. Правда школьную программу за 9 и 10 класс ему
пришлось сдавать экстерном. Дело в том, что будущего главного
конструктора в восьмом классе выгнали из школы из-за досадного
казуса…
Шла война. Школьные занятия по допризывной подготовке проводились
в Измайловском парке. Один не в меру эмоциональный ученик пошел с
винтовкой с примкнутым штыком на не совсем корректного военрука. Миша,
видя, что дело может закончиться весьма плачевно, схватил винтовку и
попытался отвести штык от объекта атаки. Военрук был спасен, но Миша
оказался крайним. Ему же и приписали зловредное намерение направить
штык в воспитателя будущих солдат и генералов. Строгая дисциплина
военной поры блюлась и на производстве, и в школе, и Михаил оказался
за входными дверьми бывшей родной школы. Справедливо говорят: нет худа
без добра. Юноша освоил оставшийся школьный курс на подготовительных
курсах МАИ, сумел получить аттестат зрелости и на год раньше своих
бывших соучеников поступил в МАИ. Преддипломную практику проходил в
микояновском ОКБ. Сюда же в марте 1951 года распределился, попал в
бригаду, занимавшуюся средствами спасения и фонарем. Это сейчас есть
отдельная фирма Звезда Гая Северина, специализирующаяся на
катапультных креслах, а в то время каждое ОКБ проектировало средства
аварийного покидания своих самолетов само. Первыми его наставниками
были блестящие конструкторы Валентин Михайлович Беляев, здравствующий
и по сию пору, и Сергей Николаевич Люшин – специалист по
проектированию планеров. Шесть лет посвятил проблеме аварийного
покидания МИГ-21 молодой инженер: от проекта до государственных
испытаний. Была создана интересная система. Кресло с летчиком
отстреливалось вместе с фонарем, образуя своего рода капсулу. Такой
системой было оснащено около 400 истребителей.
Следующий конструкторский этап Михаила – ведущий инженер по
самолету МИГ-21Ф, первой серийной модели МИГ-21. На этой теме молодой
проектант работал вместе с молодым летчиком-испытателем Александром
Васильевичем Федотовым, будущим Героем Советского Союза. Он погибнет
признанным асом испытательного дела 4 апреля 1984 года на МИГ-31 при
исследовании топливной системы.
Мы оба были зеленые, неопытные, – рассказывает Вальденберг, –
и при первой же скоростной рулежке самолет перевернулся колесами
вверх. Артем Иванович Микоян, человек высочайшей мудрости и
доброжелательности, отнесся к этому происшествию с большим
напряжением. Работа была на контроле в Политбюро.
Михаила Романовича сняли с этой темы, и … Микоян назначил его
ведущим инженером по спарке МИГ-21. Ее разработку только собирались
начинать. С самого нуля до завершения государственных испытаний провел
Вальденберг этот самолет. Сопровождал его и на авиационном заводе в
Тбилиси, где начиналось серийное производство. Почти пять лет провел
он на заводе заместителем Микояна. В 1965 году Микоян возвратил его в
Москву и послал в том же качестве на завод Знамя труда, нынешнее
МАПО МИГ. Занимался он МИГ-21 и МИГ-23, но не сработался с тогдашним
директором влиятельнейшим Павлом Андреевичем Ворониным. Р. А. Беляков,
ставший после Артема Ивановича Генеральным конструктором ОКБ, отозвал
Вальденберга и назначил его заместителем главного конструктора МИГ-27,
который серийно выпускался в Иркутске и Улан-Удэ.
Главным конструктором МИГ-29 Вальденберг был назначен в 1982 году
приказом министра авиационной промышленности П.В. Дементьева. Получив
полномочия главного, он вместе с Генеральным конструктором Р.А.
Беляковым начал программу усовершенствования истребителя. Пошли
модификации. Более десяти лет был Михаил Романович главным
конструктором МИГ29, и ему во многом обязан самолет своим завидным
долгожительством в роли мирового лидера.
За МИГ-29 Вальденберг получил Героя Социалистического Труда.
Последней конструкторской работой в ОКБ в качестве главного
конструктора была глубокая модернизация МИГ-29, получившая индекс МИГ-
29М. По существу, новый самолет. Прошел почти все испытания, есть
опытная партия. Есть решение об эксплуатации его в строевых частях. По
всем статьям превосходит западные истребители, еще только проходящие
испытания, такие, как Еврофайтер и Рафаль. Но кризисное состояние
отечественных финансов и экономики застопорили его запуск в серию.
С 1993 года Михаил Романович на новом поприще – Генеральный
директор фирмы МИГ-сервис. Его знания и опыт, преломленные в ракурсе
сервисного обслуживания, дали добрые всходы.
С образованием ВПК МАПО Вальденберга пригласили стать
Генеральным конструктором. Выбор был не случайным. Те, кто с ним
работали всегда отмечали его неординарность, острый ум, большие
организаторские способности, умение работать с людьми всех рангов – от
рабочего до министра. В свои 68 лет Михаил Романович бодр, энергичен,
подтянут. Видно сказываются гены творческого долголетия. Его отец ушел
на пенсию в 78 лет. Он считает, что ему повезло: он оказался нужным,
несмотря на солидный возраст, и, что делает особо весомой эту
востребованность – масштабность задач, с которыми приходится иметь
дело и экстремальность условий, в которых приходится их решать. ВПК
МАПО – первый серьезный шаг к масштабной интеграции и структурной
перестройке оборонки и есть все основания полагать, что выбрано
правильное направление, иначе бы я за это дело не взялся, – говорит
умудренный жизнью бывший главный конструктор МИГ-29.

Ещё :

This entry was posted in Секретные новости из армии. Bookmark the permalink.

Comments are closed.