К ежевесеннему раунду русско-украинских языковых баталий

(На этот раз в журнале у Крылова)В свое время читал историю, как в одной голландской фирме посетитель из ЮАР забыл газету на африкаанс. Сотрудники-голландцы над этой газетой долго смеялись и сохранили ее на память, для улучшения настроения. Чтобы не разъяснять различия между двумя языками, а просто передать возможные ощущения голландцев, представим себе вполне серьезную газету, где на первой странице помещена статья о возвращении премьер-министра на родину – под таким примерно заголовком:"Прошлый день примьер-министер придти взад до Южный Африка полный с оптимизьм"И далее – таким вот слогом – совершенно серьезные статьи о политике, об экономике, о мировых делах, заметки обозревателей, новости науки, театральные рецензии…А со мной было обратное: африкаанс я начал изучать в армии, а первую газету на нидерландском увидел только по приезде в Москву. Ощущение было странное: все, вроде бы, понятно, но язык какой-то архаичный и тяжеловесный. Причем, помню, с немецким я его не сравнивал, для меня они были слишком все-таки различны. Зато потом я спросил нескольких немцев, как они воспринимают нидерландский. Те, чей родной диалект был один из северо-немецких (т.е. близок к нидерландскому), тоже говорили о странном чувстве: нидерландский язык казался им какой-то нелепой смесью из разговорного просторечья, архаизмов и отчасти жаргона (последнее ощущение, видимо, было вызвано наличием в нидерландском таких заимствований, которые в немецком не существовали или не прижились).

Ещё :

This entry was posted in горячее из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.