С. Ольденбург о "распутинщине" "…

"…эта легенда, как известно, приписывала Распутину огромное закулисное влияние на государственные дела, «на смену направлений и даже лиц», выражаясь словами Гучкова, одного из главных творцов этой легенды (если и не главного). С этого времени в известных кругах вошло в обычай приписывать влиянию Распутина все «непопулярные» увольнения и назначения, все неугодные «обществу» действия власти. Эта пропаганда, которая велась умело и упорно, находила немало легковерных слушателей, и от упорного повторения распутинская легенда понемногу приобретала в умах многих характер некоего «общепризнанного факта». Могло случиться, что эта легенда так бы и осталась недоказанной, но не опровергнутой. Те, кто уверовал в неё, передавали свою веру другим и ни за что не хотели признать, что на самом деле они жестоко заблуждались. Но переписка Государя и Государыни, опубликованная советской властью, даёт возможность документально установить, насколько неверно было представление о властном влиянии Распутина на ход государственных дел. Эти письма показывают с очевидностью, что, если Государыня действительно верила Распутину, как «Божьему человеку», и готова была следовать его указаниям, Государь совершенно с этими указаниями не считался.Приводим ниже те «советы», которые Распутин передавал через Государыню:Распутин (6.IV.1915) не советует Государю ехать в Галицию до окончания войны: поездка состоялась.Р. (17.VI.1915) не советует созывать Государственную Думу: Дума созывается.Р. советует (15.XI.1915) «начать наступление около Риги». Нечего говорить, что никакого наступления не происходит.Р. (15 и 29.XI.1915), наоборот, убеждает созвать Государственную Думу: «теперь все желают работать, нужно оказать им немного доверия». Созыв Думы откладывается на февраль.Р. умоляет (12.X.16) «остановить бесполезное кровопролитие» — атаки на ковельском направлении; в этом он сходился с весьма широкими кругами, включая деятелей «блока»; на военных операциях эти «мольбы» опять-таки не отразились никак.Р. «предлагает» в министры финансов гр. Татищева (19.XII.15), в военные министры — генерала Иванова (29.I.16), в министры путей сообщения — инженера Валуева (10.XI.16); Государь просто игнорирует эти предложения, он даже не отвечает на них Государыне. Генерал Н.В.Иванов, кстати, около того же времени увольняется с должности командующего Юго-Западным фронтом…Р. просит не назначать Самарина (16.VI.15); не назначать Макарова (23.V.16). Такое же игнорирование со стороны Государя.Р. предлагает в товарища министра к Протопопову кн. Оболенского и «недолюбливает» Курлова; фактически назначается именно Курлов.Все эти «советы» Государь отвергает молчаливо, не желая задевать чувства Государыни. Иногда у него, однако, прорывается и некоторое раздражение: «Мнения нашего друга о людях бывают иногда очень странными, как ты сама это знаешь» (9.XI.16). «Пожалуйста, не примешивай сюда нашего друга…»Эти примеры, взятые из переписки за какие-нибудь два года, показывают, до какой степени нелепы утверждения о «царстве Распутина». Конечно, не было и обратного: Государь не отвергал всякое решение, всякое назначение на том только основании, что в их пользу высказался Распутин. Так, Р. в июне 1915 г. высказывался против призыва ратников II разряда, и созыв был отложен до сентября, но по следующим весьма веским основаниям: 1) не было ружей и на действующую армию; 2) Совет министров признал, что для призыва нужно провести соответственный закон через Государственную Думу; 3) решено было, что призыв лучше произвести по окончании сельских работ…

Ещё :

This entry was posted in горячее из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.