Генерал Чингис-Хан о русской национальной политике в Туркестане

6 марта 1885 года, Санкт-ПетербургВозвращая с благодарностью записку Вашего Превосходительства, позволяю себе представить на Ваше просвещенное внимание Проект Степной комиссии, составленной ныне, об управлении духовными делами у Киргизов в Степных областях.Каков этот Проект, Вы сами увидите. Мне кажется, что затрагивать духовную сторону в степных наших окраинах не политично. Если наши окраины до сих пор верны и спокойны, то единственно потому, что до сих пор наше Правительство не затрагивало свободу туземцев в их религиозной и бытовой жизни.Сохранение за туземцами их религии и обычаев составляет такую силу, которою Правительство всегда может пользоваться в прямых интересах Государства, и наши окраины будут навсегда верными и преданнейшими сынами Отечества.Если только туземцы почувствуют малейшую реформу, клонящуюся к стеснению их религиозной и бытовой сторон жизни, — дело проиграно, и десятки тысяч штыков не восстановят спокойствия, и Правительство потеряет внутреннее расположение туземцев.Поверьте и Вы, конечно. Вы лично сами это знаете, что среднеазиатские народы охотно принимают подданство России только потому, что до сих пор политика Правительства нашего прямо держалась того, что Вы указываете в своей записке и что хотят нарушить наши реформаторы в своих нескончаемых проектах.Эти «наши Бисмарки» не понимают того, что из туземцев можно веревку свить — только не трогай его веры, его обычаев, его обычного порядка жизни. Наша до сих пор политика в управлении туземцами очень близко им известна, и потому туземцы понимают хорошо, что желает Правительство. И так как наша миссия в Средней Азии еще не окончена, то, мне кажется, еще рано развертывать карты в особенности пред соседними народами независимых владений.Я думаю, что если соседние племена будут убеждены, что под Русским Орлом живется хорошо их бывшим сородичам, что наше Правительство нисколько не стесняет их в делах религии и обычаев, то распространение нашего влияния на те народы будет быстро расти и они сами добровольно, сознательно и с любовью примут верноподданство нашему Обожаемому Монарху. А убедить эти народы нетрудно — стоит только не посягать на религию, не затрагивать их быта и не стеснять обычаев.Вашему Превосходительству очень хорошо известны основы учения Магомета, признающего одну лишь Самодержавную власть, и что нельзя отрицать громадного влияния духовенства на свою паству. Оттого мне кажется, что нельзя пренебрегать духовенством и тем более стараться низвести его к нулю. Меры в этом направлении поставят духовенство в положение, враждебное русской политике, и тем самым усилят их тайную пропаганду и противодействие целям Правительства.Духовенство,как и везде, преследует более эгоистические, личные цели, и потому, сохранив за ним их права, мы будем иметь в лице духовенства надежных приверженцев. Говоря так, я вовсе не хочу искусственно поддержать духовенство. Напротив. Никакого усиления поддерживать значение духовенства не нужно, а только нужно его сохранить до поры до времени и не выкидывать его сейчас за борт, как предлагает Проект. Вообще не следовало бы в этих делах вдаваться в подробные регламентации, чтоб можно было впоследствии действовать свободно и принимать частные меры по указанию надобности.Во всех Проектах признается необходимость в целях, будто политических, ослабить значение и влияние духовенства на народ. По-моему, меры сии, предлагаемые Проектами,ведут к противному. Духовенство никогда не уничтожится, а скорее приобретет отрицательную силу. Кроме того, самый народ будет смотреть на подобные меры подозрительно; где есть подозрение, там нет доверия, а следовательно, нельзя рассчитывать на безусловную верность, и открывается удобная почва для всякого рода пропаганды.Прошу извинения за сии откровенные мыслиВаш слуга Чингис-ХанАВПРИ. Ф. 161/4 (Азиатский департамент). Oп. 729/2. Ед. хр. 275. Л.1-2 об.("Родина", № 2/2004)

Ещё :

This entry was posted in горячее из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.