Снова о топонимике: Старая Русса &quot

"…Если всматриваться в старинный план Старой Руссы, то можно увидеть, что только некоторые улицы сохранились до наших дней. К этому числу относятся Ильинская улица (ныне Минеральная), Никольская улица, затем называвшаяся Дмитриевской, а ныне улицей Красных Командиров.Великая улица. Эту узенькую однобокую улочку, петляющую вслед за рекой Малашкой, кто-то в незапамятные времена, должно быть, в шутку назвал Великой. Так и прижилось среди горожан это название. Уникальна она еще и тем, что является единственной в городе улицей, которая сохранила свое средневековое название.Надо сказать, что в XVII веке Великая улица пересекала реку Малашку (точнее, Старое Порусье) и подходила к церкви Николы (теперь здесь музей).Можно привести еще такие древние улицы, которые сохранили свое направление и в настоящее время. К ним относятся Середка (Комсомольский переулок), Старый городок (улица Возрождения), Чертовая (в XIX веке по ошибке ее называли Чортова), ныне улица Правосудия. В заключение отметим и Плитную улицу, которая до революции называлась Плотницкая, а теперь улица “Трибуны”.В плане А. И. Чоглокова среди улиц (а их было тогда 46) имеются очень яркие, самобытные названия. Вот они: Губка, Нетеча, Холоденка, Осаново, Кукуева и многие другие, которые в XVIII веке потерялись в новой планировке города. Она была произведена во времена Екатерины II и с малыми изменениями дошла до наших дней. Особенностью нового плана являлась параллельность и перпендикулярность улиц, разбивших город на жилые квадраты и прямоугольники. Появились новые улицы с новыми названиями: Тихвинская, Крестецкая, Коростынская, Поперечная, Городской Вал, Петербургская (ныне Карла Либкнехта).Из этих приведенных улиц только название Петербургская не соответствует современности, но за ней могло бы быть оставлено законное название – Ленинградская. Ведь эта улица прямиком связывает наш город с Ленинградом.А вот за какие провинности изменены названия предыдущих улиц, об этом истории не известно.Если теперь развернуть план современного города, то увидим, что он сильно вырос. Появились новые районы с новыми улицами. А названия им даются, как бог на душу положит. Есть в городе улица, носящая имя Островского (какого Островского?). Есть площадь Революции (какой революции?). Существуют улицы Заводская и Железная, на которых и в помине нет ни завода, ни железа.Имя одного из первых красногвардейцев П. А. Миронова присвоено (несколько неудачно) кладбищенской улице. Частенько мелькают одноименные названия улиц и переулков (например, Зеленая улица и такой же переулок).Максим Горький жил на Ерзовской улице (дача Новикова), а называется она в настоящее время Пушкинской, хотя А. С. Пушкин в Руссе ни разу не был.Приведем некоторые улицы с названиями, подобранными совершенно случайно, как говорят: “с потолка”. Вот они: Пищевиков, Фанерная, Промышленная, Обводная (так может называться только канал), переулки Мирный, Строительный, Дачный. Таких образчиков можно привести больше чем достаточно.Город вырос. Число улиц и переулков приближается к трем сотням. Хотелось бы, чтобы в их названиях был бы наведен порядок при участии городского Совета, общества охраны памятников истории и культуры. Да и впредь, чтобы “окрестить” улицу, желательно коллективное обсуждение того или иного названия.Обратите внимание на то, что большинство уличных названий подобраны случайно и совершенно забыты названия Москвы и городов наших соседей – Пскова, Великих Лук, Боровичей, Чудова. А названия наших сел, имеющих богатую историю, какими являются Коростынь, Буреги, Рамушево, Пола и т. д. Чем они плохи? Кроме того, бывшие деревни, постепенно входящие в территорию Руссы, например, Бряшная Гора, должны сохранить свое название в улице. Ведь Бряшная Гора – очень древнее название “Бряшно”, означает яство, пир. Там наши далекие предки проводили веселую трапезу.До XVIII века город не выходил на левый берег реки Полисти, туда, где сейчас кинотеатр “Россия”. В те времена здесь располагались слободы Морозовщина и Выстрикина, а несколько дальше – деревушка Гущино. От последней осталась память в названии улицы Гущинская.В одной из летописных записей, приводимой М. И. Полянским в своей книге о Старой Руссе, следует, что 22 апреля 1763 года (по старому стилю) Старая Русса сгорела совершенно. Этот пожар уничтожил средневековой характер города. После этого его развитие определено было планом и планировкой улиц, утвержденными сенатом в 1765 году. Этим документом в 1773 году создано было и единое кладбище на территории со
ляных варниц Симоновского (Московского) монастыря. По плану строительства города, принятого в екатерининские времена, перенесен был и Гостиный двор с Борисоглебской площади, находившейся между современным курортом и рекой Малашкой, на площадь, которая в настоящее время именуется площадью Революции, а до 1917 года она называлась Торговой. Здесь, в большом Гостином дворе, была сосредоточена вся торговая жизнь города. Сам “двор” делился на линии или ряды: “мучные”, “шелковые”, “железные” и “рыбаки”.В базарные дни вся площадь заполнялась многочисленными подводами с товарами окружных крестьян. Старорусцы старшего поколения еще помнят эти базары, бывшие на Торговой площади до 1941 года. Гостиный двор просуществовал до Великой Отечественной войны и во время немецко-фашистской оккупации был разрушен. Теперь на его месте бульвар и сквер, оформляющие центральную городскую улицу – проспект Ленина. В наше время улица заключена в участок от памятника В. И. Ленину до Живого моста. До революции она состояла из двух частей – первая, проходившая вдоль Гостиного двора, называлась Шелковая линия, а вторая, от современного универмага до Живого моста, носила название Постоялые дворы.Сейчас ул. Ленина – одна из центральных улиц города. Ее архитектурной особенностью являются двухэтажные дома, сохранившие прелесть провинции.Надо сказать, что планировка города, установившаяся во второй половине XVIII века, в основном дошла до наших дней. Если и появились некоторые изменения, то незначительные. К числу новых элементов города можно отнести городской парк (около церкви Троицы).Восстановление города, а теперь его дальнейшее развитие происходят около стержневых улиц, планировка которых была сделана в XVIII веке. Это главные улицы, создающие облик, лицо нашего города: улица Карла Либкнехта (бывшая Петербургская, – затем Петроградская) – ворота города, проспект Ленина, улица Карла Маркса (бывшая Крестецкая, часто неверно ранее называемая Успенской).Все три стержневые улицы – Либкнехта, Ленина, Маркса – соединены в единую магистраль, хотя и зигзагообразную. Все остальные улицы располагаются параллельно или перпендикулярно к этим трем основным.Интересно, что планировка улиц в Старой Руссе несколько напоминает старый Петроград: в нем главная уличная магистраль – Невский проспект – начинается у железнодорожного вокзала (Московского) и упирается в реку Неву, все остальные улицы располагались относительно Невского. То же правило соблюдалось и при застройке Старой Руссы.Лет пятьдесят тому назад и ранее в Шелковых рядах проходили в крещенскую ярмарку (зимой) гулянья крестьян. Такой большой съезд проходил под негласным девизом – “Выборы невест”. Прохаживающиеся девушки надевали на себя все дорогое, накопленное десятилетиями в крестьянской семье. А у кого были ценности (медальоны, часы), то и они не скрывались в одежде, а красовались напоказ.Теперь в дни всенародных революционных праздников главные магистральные улицы Старой Руссы принимают демонстрации трудящихся. Тогда они становятся торжественными. Но бывали времена, когда эти же улицы становились молчаливыми и суровыми – когда по ним уходили наши солдаты на войну… Так было в 1914 году, так было в 41-м.Многие улицы нашего города после Великой Отечественной войны получили имена ее участников и героев. Левый берег реки Перерытицы назван набережной Семена Михайловича Глебова – бывшего секретаря Старорусского райкома партии, командира 4-й партизанской бригады, погибшего в боях с врагами 24 января 1942 года в возрасте 34-х лет. Правый берег реки Полисти – набережная генерал-майора Серафима Григорьевича Штыкова, командира 202-й стрелковой дивизии. При окружении демянской группировки противника 9-го января 1943 года С. Г. Штыков был сражен осколком снаряда и погиб в 37 лет. Последние его слова полны воинского мужества: “…берегите знамена дивизии!”.11 улиц в нашем городе названы именами творцов и активных деятелей Великой Октябрьской революции: проспект Ленина, улицы Дзержинского (ранее улица Каталова), на которой в первые годы революции находилось отделение губернской ЧК), Калинина, Кирова, Воровского, Чапаева, Володарского, Урицкого, Нахимсона, Фурманова, Жданова.Улицы Миронова, Кириллова, и Погребовых получили свои, имена в честь наших земляков-старорусцев, участников Великой Октябрьской социалистической революции. Петр Андреевич Миронов – комиссар продотряда, погиб 11 июля 1918 года при ликвидации эсеровского мятежа в деревне Славитино Волотовского района. Погиб совсем молодым.Петр
Кириллович Кириллов – первый редактор одной из первых старорусских газет – предшественницы “Старорусской правды” – газеты “Известия Старорусского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов”. Умер 20 мая 1920 года в, эпидемию сыпного тифа. Ему не было еще тридцати лет…Братья Виктор и Борис Погребовы – отважные буденновцы, соратники Семена Михайловича Буденного (предки Погребовых были участниками Отечественной войны 1812 года).“Никто не забыт и ничто не забыто…”! И пусть новые поколения старорусцев всегда помнят тех, кому они обязаны жизнью.Площадь Революции (ранее Торговая) была до войны вымощена камнем. На ней в базарные дни развертывалась бойкая торговля: приезжали колхозники на лошадях, впряженных летом в телеги, зимой – в розвальни, привозили овощи, яблоки, бруснику, клюкву.Здесь же можно было купить небольшой воз пиленых и расколотых дров. Между рекой Перерытицей и Скобяными рядами (где сейчас фабрика ремонта и пошива одежды) было два деревянных павильона. В них торговали мясом и молочными продуктами.Там, где сейчас находится городской рынок, был сенной базар. На нем продавались сено и скот. Почти по середине его стояла важня – большая цилиндрическая башня, внутри которой помещались особые весы для взвешивания возов с сеном.В предвоенные годы в городе было только два магазина, где, продавалась водка. Горожане, да и приезжающие из окрестных деревень, пили редко – бывало, на улицах не увидишь пьяного. Женщины вообще этим “зельем” не баловались. Поэтому, утверждение, которое нередко можно услышать, что “русские всегда пили” не только неверно, но и вредно.В дореволюционной Старой Руссе при малом количестве школ было много культовых учреждений: более десяти православных церквей и часовен, две синагоги, лютеранская кирка (в оставшейся и восстановленной после войны коробке теперь типография), рядом с ней – католический костел. Те здания, что были построены в XII–XVIII веках, представляют собой архитектурные памятники. Во время войны разрушенные, некоторые из них в послевоенные годы восстановлены: собор Спасо-Преображенского монастыря (XII в.), Никольская церковь (XIV в.), Воскресенский собор (XVII в.) и другие.Мало кто из старорусцев помнит большой фруктовый сад, принадлежащий до революции Спасо-Преображенскому монастырю, а после революции находившийся в ведении полка, квартировавшего в бывших Красных казармах (теперь завод “Старорусприбор). Сад этот занимал площадь, огражденную с юга улицей Володарского (быв. Александровской), от современного здания спортивной школы, а с востока –Минеральной улицей до самой реки. От этих улиц его отделял высокий каменный забор с литой чугунной решеткой. За садом было монастырское кладбище (на котором похоронена первая русская врач-хирург Кошеварова-Руднева). В 1929-30 годах кладбище было закрыто для захоронений. Многие старорусцы перенесли прах своих близких на Симоновское кладбище.В 1934-м году старый, уже почти не плодоносящий сад вырубили, ограда была снесена, а на освободившемся месте построена парашютная вышка. До 1937 года молодежь Старой Руссы занималась парашютным спортом.С 1938 года территория бывшего сада начала застраиваться жилыми домами (КЭЧ) для семей военнослужащих полка, а в 1940 году открылся Дом Красной Армии – теперь Дом культуры “Приборостроитель”. Во время войны все эти постройки были разрушены, а остатки коробок в разные послевоенные годы восстановлены.На улице Тимура Фрунзе (до войны Коммунальной) на месте детского сада “Ладушки” находился небольшой чугунолитейный завод с интересным названием “Техника без опасности”. На нем проводилось производственное обучение учеников 1-й образцовой школы.В довоенной Старой Руссе было очень мало домов с водопроводом и канализацией. На перекрестках некоторых улиц стояли будки-водокачки, где продавалась питьевая вода по 2 копейки за зноший, то есть за 2 ведра. Открывались водокачки 3 раза в день: утром днем и к вечеру. В 20-е годы и ранее воду развозили по улицам в бочках, и, выбегая с ведрами, жители покупали ее близ своих домов.Не было газа, пищу готовили либо на плитах и в печках, либо на примусах и керосинках. Для чая держали самовары, заливая их обязательно водой из речки.Электростанция была маломощной, поэтому вместе с небольшими электрическими лампочками старорусцы всегда держали наготове керосиновые лампы.Если быт горожан был малоустроенным (по нашим современным понятиям), то на культурную жизнь жаловаться не приходилось: ежегодно в летний период приезжали на гастроли актерские коллективы различны

Ещё :

This entry was posted in горячее из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.