Чудесно… (…)

(…)В. НОВОДВОРСКАЯ – Ага, значит, Валентин у нас ортодоксальный марксист. Очень хорошо. Скажите, пожалуйста, Валентин, вы помните, что Маркс, глава вашего ортодоксального учения, писал о России и о ее перспективах построить что бы то ни было, в частности социализм?ВАЛЕНТИН – Кое-что помню.В. НОВОДВОРСКАЯ – Вы это читали?ВАЛЕНТИН – Да, я кое-что Маркса читал. Я, в отличие от многих членов "Единой России", никогда не был преподавателем марксизма-ленинизма, я являюсь рядовым ортодоксальным марксистом и в своей эволюции в последние 16 лет прошел тот же путь, который прошел примерно Александр Зиновьев.В. НОВОДВОРСКАЯ – Александр Зиновьев не был марксистом, он был несчастным, задавленным советским "мээнэсом", который писал неплохие произведения, но был глубоко несвободным человеком. Поэтому когда он оказался первый раз в жизни выпущенным из хлева, у него, конечно, сильно закружилась головка, он понял, что свобода ему не по зубам, никакая математика ему здесь не помогла, и он превратился, прямо скажем, в апологета всяческого насилия, чего о Марксе никак не скажешь. Потому что Маркс все-таки был сторонником свободы, он не мог же предвидеть, что когда-нибудь его последователи создадут такую клетку, такой концлагерь.ВАЛЕНТИН – Можно мне сказать несколько слов? А то у нас получается, что вы вопрос мне не задаете, а рассказываете то, что вы хотите рассказать.В. НОВОДВОРСКАЯ – Я хотела как раз задать вопрос, но вы мне не отвечаете на вопрос, что сказал Маркс о перспективах строительства социализма в России.ВАЛЕНТИН – Я еще раз повторяю, что я никогда не был преподавателем, в отличие, скажем, от Морозова, марксизма-ленинизма, поэтому, что сказал Маркс о перспективах социализма в России, я не знаю.В. НОВОДВОРСКАЯ – Знаете, Валентин, вы меня поражаете. Вы ортодоксальный марксист, это, наверное, только в России возможно, когда есть что-то ортодоксальное и абсолютно не знает основы своего вероучения.ВАЛЕНТИН – Основы я знаю.В. НОВОДВОРСКАЯ – А это основа, потому что Маркс как раз сказал…ВАЛЕНТИН – Это общество без эксплуатации человека человеком.В. НОВОДВОРСКАЯ – Нет, это не самое главное в Марксе.ВАЛЕНТИН – Это общество, где свобода граждан будет условием свободы всех. В. НОВОДВОРСКАЯ – Это не самое главное в Марксе.ВАЛЕНТИН – Это общество, где труд станет первой необходимостью…В. НОВОДВОРСКАЯ – А это уже ленинизм пошел, это не марксизм. Маркс был все-таки человеком, воспитанным в цивилизованном обществе, большим барином, шутником. Так вот Маркс сказал, что России лучше не становиться на этот подряд строительный, что в России, как варварской, отсталой и дикой стране, никакой социализм построить нельзя, что ей еще надо постараться так лет 200 пожить при капитализме, если она, конечно, в состоянии его построить.ВАЛЕНТИН – А вот академик Алферов сказал совершенно другое, что 70 лет советской власти – это были во многом успешными годами…В. НОВОДВОРСКАЯ – Это Маркс сказал?Н. БОЛТЯНСКАЯ – Нет, это академик Алферов.В. НОВОДВОРСКАЯ – А академик Алферов к Марксу какое отношение имеет?ВАЛЕНТИН – …успешным строительством общества справедливости.В. НОВОДВОРСКАЯ – Валентин, вы мне не цитируйте академика Алферова, мы здесь не физику обсуждаем полупроводников. Он, безусловно, большой авторитет в этой области.Н. БОЛТЯНСКАЯ – Валерия Ильинична, экзамен все-таки устраивать по политэкономии тоже не совсем верно.В. НОВОДВОРСКАЯ – Нет-нет, человек нам говорит, что он ортодоксальный марксист. Я дико радуюсь. Наконец нашелся теоретик, который знает некое учение.ВАЛЕНТИН – Ортодоксальность моя состоит в том, что преступный путинский режим можно свергнуть только силовым путем, как написано у Маркса в "Манифесте", и что все слова и парламентский путь, он уже пройден, особенно это прекрасно показали последние гнусные пародии на выборах, где я, кстати, с вами полностью согласен. Мы где-то с вами хоть по разные стороны баррикад, но, скажем, в отношении Путина и российского так называемого народа мы почти с вами полностью единомышленники.В. НОВОДВОРСКАЯ – Боже мой, Валентин, представляю себе эту картинку. С одной стороны Кремля…ВАЛЕНТИН – Путина я считаю отвратительным типом, самым отвратительным в России.В. НОВОДВОРСКАЯ – С одной стороны Кремля ортодоксальные марксисты…ВАЛЕНТИН – А российский народ, я считаю, что в большинстве своем он в физическо-химическом смысле дурак, в чем мы с вами единомышленники.В. НОВОДВОРСКАЯ – Простите, а кого вы собираетесь в таком случае вести по марксизму на баррикады?ВАЛЕНТИН – Как всегда,
пассионариев.В. НОВОДВОРСКАЯ – А много вы таких можете насчитать?ВАЛЕНТИН – Очень мало. Насколько я понимаю, российский так называемый народ, выбрал себе судьбу мамонтов и динозавров. И по-моему, с этого пути он не сойдет. Это печально, но это факт.В. НОВОДВОРСКАЯ – Валентин, знаете, давайте я вам предложу такой бизнес-план. Давайте вот мы, либералы и истинная оппозиция, профессиональные либеральные революционеры, типа там "Демократического союза", Бориса Немцова и прочих порядочных людей, разберемся с Путиным. А когда Путина в Кремле не будет, вы спокойно будете создавать марксистскую оппозицию нашему капитализму. Дайте нам капитализм-то построить, чтобы почва была под ногами.ВАЛЕНТИН – Боюсь, что Путин – это всерьез и надолго.В. НОВОДВОРСКАЯ – По крайней мере, я чувствую, что в выборах вы участвовать не собираетесь.ВАЛЕНТИН – Ни в коем случае. Или всех вычеркну.В. НОВОДВОРСКАЯ – Вот это благое намерение.ВАЛЕНТИН – Ни в коем случае. Что вы, Валерия Ильинична, я же не идиот.(…)В. НОВОДВОРСКАЯ – …Политика – достояние стран, где решены все основные вопросы, тонкие-тонкие кружевные накидки на уже постланную постель, с периной, с простынями, с подушками. Это Тони Блэр пусть делает политику или Буш и Гор выясняют, у кого на сколько голосов меньше. В России нет почвы для политики, в России есть почва для прогрессорства, для просветительской деятельности, для диссидентской, для правозащитной деятельности. Тот, кто в России сейчас на уровне погибающей страны, которая тонет в болоте, добровольно причем, занимается политикой, тот просто свинья, откровенно говоря. В России нельзя заниматься политикой, я никогда ею не занималась. И думаю, что при своей жизни никогда ей заниматься не буду.МИХАИЛ – Все, что вы сейчас сказали, это чисто политическая речь. Вы сами себе противоречите.В. НОВОДВОРСКАЯ – Это не политика, это прогрессорство.МИХАИЛ – Да какое это прогрессорство?В. НОВОДВОРСКАЯ – То самое прогрессорство, которым занимался один герой Стругацких.МИХАИЛ – Вы критикуете действующие власти. Как это называется, как ни политикой?В. НОВОДВОРСКАЯ – Нет, это называется диссидентством.МИХАИЛ – Валерия Ильинична, я поясню. Я за Путина голосовать не буду. Я бы с ним выпил, но голосовать я за него не буду.В. НОВОДВОРСКАЯ – Простите, если вы антикоммунист, как вы можете пить с чекистом? Это западло.МИХАИЛ – Валерия Ильинична, если мы с вами перейдем на феню, я могу много чего рассказать.(…)В. НОВОДВОРСКАЯ – А вот как профессионала я хотела бы спросить у адвоката, что он думает о дикой ситуации с судом, намечающимся против Юрия Самодурова, директора Сахаровского центра, поскольку его обвиняют в разжигании межрелигиозной розни, на том основании, что он пустил в свой центр художников, организовавших атеистическую выставку? И что он думает по поводу истязаний Ходорковского и вообще бизнесменов "ЮКОСа" как адвокат?(…)В. НОВОДВОРСКАЯ – Но с практической точки зрения, видимо, лучше было Михаилу Ходорковскому в тот день, когда в его самолет ворвался то ли ОМОН, то ли спецназ, в общем, что-то невообразимое и в масках, наверное, ему лучше было не сдаваться, а отстреливаться, да?АЛЕКСАНДР – Я думаю, что тогда возникли бы, действительно, правовые основания для привлечения его к уголовной ответственности, те, которые могут быть признаны и в европейских судах по правам человека как основания для того, чтобы привлечь его к ответственности уголовной за сопротивление представителям власти.В. НОВОДВОРСКАЯ – Если бы у меня был выбор, я бы не стала особенно удручаться вот этим вопросом, потому что Amnesty International отказала ему в праве считаться политзаключенным, хотя он даже узник совести по всем стандартам. Знаете, если пропадать, так уж не зря. Потому что привлекут тебя за дело, или за сопротивление реальное, или привлекут тебя просто за то, что ты честно заработал свои деньги и ими делился с интеллигенцией, с наукой, с культурой, то это один конец, и конец будет в клетке, конец будет за решеткой. Поэтому, по-видимому, у нас правовое пространство в стране исчезает вообще благодаря действующему президенту.Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я благодарю Александра. И у нас на линии Алексей, который сообщил о себе, что он лейтенант милиции. В. НОВОДВОРСКАЯ – Добрый вечер, Алексей.Н. БОЛТЯНСКАЯ – Только не кусаться, Валерия Ильинична.В. НОВОДВОРСКАЯ – Нет-нет, я ничего дурного не могу пока сказать об Алексее. Может быть, его даже в Чечню не посылали вахтовым методом, может быть, он отказался туда поехать. Не могу же я человека огульно обвинять, я все-таки правозащитник. Я прост
о хочу спросить у Алексея, поскольку ему так не повезло, и он принадлежит к структурам МВД, что он думает про бывшего своего шефа Грызлова.АЛЕКСЕЙ – Я не хотел бы сказать, что мне так не повезло, то, что я принадлежу к МВД. Это мой выбор.В. НОВОДВОРСКАЯ – К ФСБ, конечно, хуже принадлежать, я понимаю.АЛЕКСЕЙ – А про Грызлова… В общем, я никогда не был согласен с тем, что он был в партии "Единая Россия", т.е. я считаю, то, что министр внутренних дел должен быть аттестованным сотрудником и пройти от милиционера до министра. И тогда он будет, действительно, понимать все сложности и трудности нашей работы.В. НОВОДВОРСКАЯ – Т.е. не тянет, не тянул он никогда на героев фильма "Следствие ведут знатоки"?АЛЕКСЕЙ – Он, думаю, нет. И потом, я не голосовал за него вообще на этих выборах.В. НОВОДВОРСКАЯ – О, вот это уже здорово, это замечательно. Это великий почин. Алексей, теперь это уже, наверное, не тайна. Можно спросить, за кого вы голосовали?АЛЕКСЕЙ – Я голосовал за Глазьева.В. НОВОДВОРСКАЯ – О боже мой. Из огня да в полымя. Т.е. вы хотите сказать, что вы за "Родину" голосовали?АЛЕКСЕЙ – Да, за "Родину".В. НОВОДВОРСКАЯ – Так это же фашисты самые настоящие.АЛЕКСЕЙ – Я ничего фашистского… Вообще есть определение какое-то фашизма.В. НОВОДВОРСКАЯ – Фашизм – это высокая степень этатизма, предпочтения интересов государства правам личности. Моменты социализма, которые у Глазьева сильно присутствуют, такого популистского социализма, мол, плутократов ограбим, а бедным все раздадим, и национализм, который у "Родины", благодаря Рогозину, они просто плавают, как бычок в томате, в этом национализме. Это национал-социализм. Если вы возьмете и почитаете "Майн Кампф", она, кажется, полторы тысячи стоит, то в риторике Гитлера вы как раз найдете все моменты пропаганды "Родины". Просто они, как Змей Горыныч с тремя головами. С одной стороны Рогозин, с другой стороны Глазьев, с третьей стороны еще Варенников. Т.е. вы, Алексей, не голосовали за "Единую Россию", за партию лакеев, но вы же за партию людоедов проголосовали.АЛЕКСЕЙ – Нет, но если подойти с другой стороны. Вот посмотрите. Если взять сводку преступлений, хотя бы за сутки, то в основном это что? Кавказская национальность.В. НОВОДВОРСКАЯ – Ну, Алексей, что вы мне говорите, сводка преступлений за сутки. У нас в России 80% пока нас, русских, кажется. 20% национальные меньшинства. И что же, при таком процентном соотношении преступления совершают одни представители кавказской национальности, которой вообще нет, в принципе? Выходцы с Кавказа… А солнцевская группировка, она из кого состояла?АЛЕКСЕЙ – Я имею в виду вот именно конкретно. Вот я заступаю на смену и смотрю, что случилось за сутки. И смотрю: "срывки", т.е. сумки, грубо говоря, грабежи, разбои… Лица кавказской национальности, лица кавказской национальности. Вот я считаю, что нужно как-то изменять это.В. НОВОДВОРСКАЯ – Знаете, это не очень типично для выходцев из других регионов России и даже тем более не России. По-моему, их обвиняли до сих в том, в частности Глазьев и Рогозин, что они помидорами на рынке торгуют и мандаринами. Как они при этом ухитряются еще сумки срывать, это не очень понятно. Когда они время-то находят? Карманники, по-моему, они должны, просто по правилам своей профессии, быть незаметными, так, чтобы никто не опасался. Поэтому если вы видите перед собой человека с усами и с кудрявой шевелюрой, начинаете судорожно прижимать к себе сумку, то, по-моему, это будет сильно им мешать заниматься своей профессией.АЛЕКСЕЙ – Да нет, я не прижимаю сумку, я, наоборот, проверю документы, в первую очередь.В. НОВОДВОРСКАЯ – Но это вы проверите. А рядовой обыватель ведь проверять документы не будет.Н. БОЛТЯНСКАЯ – Не может. Поэтому прижимает сумку. Спасибо, Алексей. У нас на линии Ирина Хакамада.ИРИНА ХАКАМАДА – Валерия Ильинична, здравствуйте.В. НОВОДВОРСКАЯ – Да, Ирина, здравствуйте.ИРИНА ХАКАМАДА – Валерия Ильинична, в нарушение всех правил, поскольку вы все-таки демократ, и, наверное, считаете, что когда вы обвиняете, то тот человек, которого вы обвиняете, имеет право все-таки иметь свое мнение в ответ. Вот скажите, с каких это пор вы у нас, как Генеральный прокурор, теперь решили, не имея никаких данных, обвинять меня, при этом не имея никаких доказательств? Откуда вы знаете, на какие деньги я веду кампанию? Почему вы имеете право публично говорить о том, что я веду кампанию на средства Кремля? Вы видели эти документы, вы знаете эту информацию? Причем зная, что я нахожусь в серьезной оппозиции к Владимиру Путину. Во-вторы

Ещё :

This entry was posted in горячее из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.