Кузьмин не слушает Кузьмина

В этом году ему стукнуло 55. Возраст для музыканта если еще и не предпенсионный, то достаточно солидный. Хотя посмотришь на стариканов из Status Quo — нормально пашут себе борозду рок–н–ролла парни. 15 ноября в Минском Дворце спорта за процессом прокладки дороги к сердцам слушателей некоторые из вас и будут следить — в этот день там выступит группа «Динамик», неизменным лидером которой Кузьмин и является почти три десятка лет.

— Мой знакомый музыкант, когда узнал, что я слушаю песни Владимира Кузьмина, сказал мне, что это дурной тон. Что если Кузьмин и был когда–либо актуальным, то лет 25 назад.

— Все понятно. Если такое говорит музыкант, то это необъективно. Каждый из них, особенно не добившийся успеха, всегда противоречив. Зачем слушать Кузьмина? Я его сам не слушаю, но попробую объяснить, почему другие это делают. Когда вы зайдете на наш сайт, где общаются мои поклонники, то прочтете там немало историй о том, что мои песни спасли кому–то жизнь. Когда узнаете, сколько счастливых браков сложилось под мои песни, сколько детей родилось и по–прежнему рождается, когда увидите, что на мои концерты ходят и взрослые, и их дети, то сами поймете, стоит ли слушать песни Кузьмина. Если чьи–то песни способны решить вопрос жизни и смерти, то вряд ли это дурной тон. Если композиции приносят пользу людям, это дело совсем не вкуса, а чего–то большего.

— Думаю, не открою для вас тайны, если скажу, что некоторые рок–музыканты не причисляют вас к своему лагерю, считая поп–исполнителем. У вас есть объяснение такой их позиции?

— Эта позиция очень простая, потому что наши рок–музыканты — это выходцы из самодеятельности, а группа «Динамик» сложилась из профессионалов. В этом наша основная разница. Поп–музыканты, кстати, меня тоже к своим не причисляют. Но меня это мало интересует. Главное, что миллионы людей считают меня музыкантом, рокером. Не важно — рок, классика, джаз, электроника — лишь бы это была хорошая музыка.

— Отличный гитарист Валерий Гаина мне однажды сказал, что как гитарист Кузьмин хорош, но не более…

— Хорошо, что «не менее». У меня много любимых гитаристов, и все они хороши по–своему. И это «но не более» к ним очень не подходит. Есть такие, допустим, гиганты, как Дима Малолетов, Гриша Безуглый. Считаю, что они одни из лучших гитаристов Советского Союза и России.

Многим просто завидно. Я не говорю, что я самый лучший, я, скорее, самый известный гитарист. Потому что могу перед такой огромной аудиторией играть на гитаре. Больше у нас никто не имеет возможности показать себя, проявиться как гитарист.

— Предположим, что странный катаклизм уничтожил все виды инструментов на Земле, оставив лишь один. Какой бы вы хотели, чтобы остался, и почему, чем он для вас предпочтительнее?

— Ну, естественно, электрогитара. Потому что через нее я могу выразить очень многое. Как говорят мои поклонники: моя гитара разговаривает. Вот и пусть она сама за себя говорит. На акустической я не смогу столько выразить.

— Есть такие музыканты, которые вызывают у вас недоумение: почему по ним так публика балдеет, в чем их прелесть и талант?

— Нет у меня никакого недоумения. Каждый человек вспоминает музыку своей молодости. Для кого–то это Леонид Утесов, для кого–то — ансамбль «Самоцветы», Иосиф Кобзон, Beatles, Rolling Stones. Я рад, если люди слушают какую–то музыку, меня это совершенно не раздражает.

— Ходят давние слухи, что на некоторых альбомах известных исполнителей гитарные партии прописывали вы — без указания в выходных данных вашей фамилии. Было такое?

— Тридцать лет назад я работал гитаристом в самом лучшем ансамбле при фирме «Мелодия». Был такой штатный ансамбль с известными джазовыми музыкантами. Там мне давали ноты, но не говорили, для кого это играется. Точно знаю, что на альбомах Юрия Антонова звучит моя гитара, например, в песнях «Под крышей дома твоего», «Море» и других.

— Какие светлые чувства вызывает у вас прилагательное «советская»?

— Я очень рад своему детству. Никто нам ничего не запрещал. Уже в шестом классе мы играли Beatles, Rolling Stones, в восьмом — Led Zeppelin на школьных вечерах. У меня было очень счастливое детство на самом деле. И то, что было трудно достать что–то, не так уж и плохо. Не то что сейчас в интернете. А тогда песню нужно было услышать, найти какую–то информацию, фотографию откуда–то выкопать — в этом был свой кайф.

Вот чего не хватает из советского времени, так это худсоветов. Это не была цензура, это был художественный совет, который говорил: вот эта — хорошая песня, а эта — плохая. Возможно, люди в нем и ошибались, но в целом это была хорошая структура, в котором профессионалы выносили свою оценку. Сегодня я радио почти не слушаю, потому что в большинстве песен обязательно слышу ляпы от непрофессионалов. Ну да Бог с ними…

Автор публикации: Олег КЛИМОВ

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.