Учись тормозить

В Пекине 4,5 млн. автомобилей, и один из них — наш с мужем… Письма Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ

В Пекине 4,5 млн. автомобилей, и один из них — наш с мужем. С того момента, как я получила водительское удостоверение, прошло 11 лет, но фактический опыт вождения у меня, конечно, меньше: год в Лондоне и четыре в Пекине. Кстати, когда я начинала осваивать местные дороги, машин было в два раза меньше, скорость их прибавления — несомненный признак повышения уровня жизни. Но неуклонное повышение уровня жизни пекинского населения никак не сказывается на его водительском мастерстве. Каждый день в полиции регистрируется почти две тысячи новых машин. Я читаю эту новость так: каждый день на дорогу выезжают две тысячи автоновичков, и это не радует.

Да, я знаю, как мужчины относятся к женщинам за рулем. И — да, конечно, я буду нас защищать: мы не так плохи, как многим мужчинам хотелось бы думать. Мы (за редким исключением) водим аккуратнее. Хотя часто это от осознания собственных недостатков. Я, например, плохо чувствую габариты (у меня вообще плоховато с пространственным воображением). Но на дороге это почти достоинство: я никогда не грешу тем жутким миллиметражом, которым увлекается мой муж. Когда он проходит буквально в миллиметрах от идущей тем же курсом машины, я закрываю глаза. Но у нас четкая договоренность: когда мы ездим вместе, я за руль никогда не сажусь — зачем его огорчать? Мужчины ведь так чувствительны в областях, которые считают «своими»…

По–настоящему ездить меня научил не инструктор в школе, а водитель нашего посольства в Лондоне, где я работала, — Володя Дрозд, парень с крепкими нервами и отличными водительскими навыками. На темных лондонских улицах он дал мне несколько незабываемых уроков типа: «Не вертите задом: стали в ряд, и едьте в нем». Этому правилу я следую не всегда, но вот другому — начинать торможение в момент, когда это начала делать впереди идущая машина, — следую четко. Поэтому когда неделю назад на скоростной аэропортовской трассе мне пришлось экстренно тормозить (с 90 км/ч, максимальная разрешенная скорость в этой полосе 120), я успела. Но в тот самый момент, когда выдыхала с облегчением, ощутила удар: водителя, ехавшего сзади, учил явно не Дрозд. Та машина меня подвинула — я ударила остановившееся впереди такси. Выхожу из машины — а нас шестеро! Я — вторая и не самым сильным образом пострадавшая. Больше всего досталось номерам четыре и пять, ну и переду шестого.

Никакой паники, разборок и ссор. Все выходят, осматривают свои повреждения с тоской, номер три интересуется (на приличном, между прочим, английском), все ли со мной в порядке. Я почти в норме — хуже пришлось мужу, когда он услышал: «Я попала в ДТП, — и только потом: — Со мной все в порядке».

Полиция примчалась через 15 минут — к тому времени на трассе образовалась огромная пробка. Нужно отдать должное любопытствующим водителям (ДТП в Китае случаются очень часто, но тут шесть машин сразу и иностранка — интересно же!), они в порыве солидарности разобрали пассажиров, которых наши неудачливые авто везли в аэропорт (это же я домой, а другие по делам).

Разбирательство было скорым и справедливым. Полицейский выстроил нас в последовательности, в какой стояли друг за другом машины, и объявил: «В ДТП виноват водитель шестой машины, он будет оплачивать ремонт всех автомобилей. Возражения есть?» Даже у шестого номера их не было. С момента столкновения до момента получения протоколов о ДТП всеми участниками прошел час — я засекала. Потрясающая, на мой взгляд, оперативность — особенно с учетом четырех с половиной миллионов авто.

Потом номер шесть повез нас, я думала, в свою страховую компанию, а оказалось — в «свою» автомастерскую. Там он заявил, что оплатит ремонт только в этой конкретной мастерской и ни в какой другой. Другие пострадавшие стали возмущаться и ругаться, а я села и уехала домой. Потому что не люблю, когда «разводят». Ведь понятно, что это страховой случай, и разбираться будут страховые компании, а ремонтировать свою машину мы будем в фирменной мастерской, где и детали — с правильного завода, и цвет нужный подберут.

В Китае система страховых выплат в моем случае такова: пострадавшая машина сдается в ремонт, страховой агент фиксирует повреждения, ремонт оплачивает виновник ДТП. После оплаты ему выдается справка — и только при наличии такой справки (в нашем случае шести) он идет в свою страховую компанию и она возмещает затраченные средства. Если хотя бы одной справки не будет, он не получит ни юаня. Немного сложно — но только для виновника. Не хочешь платить — учись тормозить.

…А когда вечером мы собрались с друзьями (традиция у нас такая по пятницам), то они в один голос сказали: «Ну, есть о чем написать!» И почему–то поздравили с «открытием счета».

Фото автора.

Автор публикации: Инесса ПЛЕСКАЧЕВСКАЯ

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.