Пыль на расчетном листке

Бобруйский «ФанДОК» — имя звучное и в хорошем смысле старое: предприятию почти 80 лет. Это имя достойное и заслуженное, о таком в современной экономике говорят: брэнд. Его продукция — фанера, материалы деревообработки, мебель. 75 процентов экспорта в производственной программе — очень серьезный показатель, о котором многие предприятия могут только мечтать. Очевидно, что терять позиции «ФанДОК» не намерен. Здесь реализуется серьезная инвестиционная программа, цель которой — реконструкция и переоснащение.

А может быть, цель надо было сформулировать как–то иначе, конкретнее, чтобы работники самого предприятия видели смысл этой цели? Например, так: повышение качества жизни трудящихся ОАО «ФанДОК». В частности, их заработной платы. Иначе для чего новации? Вот что сказано в письме, которое поступило в редакцию:

«Через вашу газету хотим обратиться к генеральному директору ОАО «ФанДОК» Владимиру Майко, чтобы получить волнующий всех ответ: когда наше предприятие выйдет из тяжелого положения. В связи с таким положением нам постоянно задерживают зарплату. С 25–го по 28–е число каждого месяца мы получаем по 170 тысяч рублей. Остальное — потом, кому как: кому–то 10–го числа следующего месяца, кому–то еще позже. До 25–го нам надо оплатить коммунальные услуги, детсад, нужно покупать продукты… В 170 тысяч никак не укладываемся!»

Письмо не подписано, его авторы опасаются неприятностей. Как проверить точность изложенных цифр? Я обратился к прохожим. На предприятии трудятся 2,5 тысячи человек, так что у многих бобруйчан здесь работают родные или знакомые. Предполагал, что мне дадут телефон кого–то из них. Так и случилось. И первый же коллектив, в котором я оказался, содержание письма подтвердил. Мы, дескать, не писали, но готовы подписаться.

Какова же оставшаяся часть заработка, которую выплачивают с задержкой? Работницы цеха деревообработки показывают свои расчетные листки. Прессовщице Виктории за сентябрь начислено 379 тысяч рублей. Это со всеми доплатами, надбавками и премиями. То есть оставшаяся часть заработка, которую Вика получит с задержкой, чуть–чуть превысит 200 тысяч. Сумма пойдет главным образом на возврат долгов. Виктория уже давно отгуляла отпуск и вышла на работу, но отпускных еще не видела.

Женщины подтверждают: так у всех. Работают они бригадой, заработки примерно одинаковые: больше 400 тысяч никто не имеет. Всем задерживают отпускные. Все живут в долг или с помощью родителей–пенсионеров. Особенно обидно, что работают на экспорт, что их продукция продается по всему миру. Предполагают, очевидно, кто–то немало на этом зарабатывает. Им же, дескать, не достается ничего. «На такую зарплату жить невозможно!»

Голоса у женщин сиплые: это от древесной пыли и отсутствия вытяжной вентиляции. Отмечу специально: работники сжатым воздухом обдувают с древесных заготовок пыль, которая стеной стоит в помещении. Стоит ли напоминать, какой беды наделала эта пыль совсем недавно на «Пинскдреве»?..

Работают на допотопных станках или вручную: шлифуют заготовки для столов. Тех самых, которые потом и будут продаваться по всему миру — с лейблом известнейшего мебельного производителя. Цех огромен. Проходя по его пролетам, опрашиваю всех подряд: прессовщиков и станочников, паркетчиков и слесарей… У большинства заработки такие же: не более 400 тысяч рублей в месяц. Люди и рады бы работать интенсивнее, но не получается. Не хватает сырья, то есть сушеной древесины. Потому что не работают камеры. Потому что к ним не подается пар…

Генеральный директор ОАО Владимир Майко, разумеется, обо всех проблемах знает и называет их причины. Но сначала сообщает радующие слух факты. 75 процентов продукции идет на экспорт. Еще недавно, например, «ФанДОК» производил по 8 — 9 тысяч штук в месяц одних только детских стульчиков.

Сейчас, правда, отгрузка остановлена. Почему? Получатель, мебельный производитель «ИКЕА», ужесточил требования к наличию фталатов и летучих металлов, на истирание и опрокидывание… Чтобы отвечать стандартам, стульчики должны пройти тесты в лабораториях, которые «ИКЕА» признает: в Германии, Польше, Италии, США, Дании. Тесты фактически уже пройдены. «Мы являемся единственным в мире поставщиком детских стульчиков для фирмы «ИКЕА»!» — подчеркивает гендиректор. Трудно не разделить гордость.

Но вернемся к технологическим проблемам и маленькой зарплате: в чем причина? «ФанДОК», который скоро отметит 80–летие, за последние лет 20 не купил ни одного нового станка. Чтобы предприятие работало с нормальной рентабельностью и выплачивало среднюю зарплату хотя бы в 750 тысяч рублей, оно должно в месяц производить продукции на 5 млрд. рублей. А производит всего на 2,5 — 3 млрд.

Сейчас «ФанДОК» одновременно ведет три большие стройки. Строится котельная с мини–ТЭЦ, которые должны обеспечить производство своей, дешевой электроэнергией и паром. Из 6 старых сушильных камер закрыли 4. Мощности оставшихся двух не хватает. Котельная уже должна работать, но… возникли технические сложности.

Второй объект — реконструкция фанерного производства, которое составляет половину производственных мощностей ОАО. Ей тоже пора бы завершиться, но и здесь проблемы: обанкротился один из российских поставщиков. Наконец, третий объект — строительство нового огромного цеха ДСП. Чтобы высвободить для него площади, пришлось переместить три других цеха: остановить производство, перевезти оборудование, смонтировать и запустить на новом месте.

Масштабы, похоже, действительно грандиозные. Общий объем инвестиций в реконструкцию достигает 100 млрд. рублей, из которых 64 уже освоены. Трудно не восхититься. Но я пытаюсь свести разговор к тому, что считаю главным. Для чего все эти инвестиции? Не для тех ли работников, которые пожаловались в редакцию? Переоснащение и рост экспорта — это, конечно, хорошо. Но грош ему цена, если перемен не ощутят работники предприятия.

Слово «реабилитация» имеет двойное значение. В смысле имиджа «ФанДОК» выглядит достойно. За продукцию «ФанДОКа» нам не стыдно. Но в смысле медицинском (восстановление после долгой болезни) — пока неоднозначно. Владимир Майко напомнил, что 10 лет назад предприятие фактически стояло. Бывало, имело по 7 кредитов на зарплату. Сейчас, мол, худшее позади: все доведенные показатели предприятие выполняет. С коллективом, дескать, постоянно ведется должная идеологическая работа. Во втором усомнюсь. Иначе зачем бы людям жаловаться в газету? Когда работники предприятия смогут гордиться и своими заработками, я признаться, так и не узнал. Последняя фраза в письме: «Когда же на «ФанДОКе» настанет нормальная жизнь?» — пока остается без ответа.

…Бобруйский лесотехнический колледж соседствует с ОАО «ФанДОК». Связь очевидна: первый готовит кадры для второго. В перерыве между занятиями подхожу к группе учащихся и задаю молодым людям один вопрос: кто из вас после учебы пойдет на «ФанДОК»? Ответом звучит дружный смех и встречный вопрос: а вы знаете, какие там зарплаты?..

P.S. Когда статья была готова к печати, позвонили работницы «ФанДОКа»: зря, говорят, мы с вами откровенничали… Начальство, мол, уже пригрозило неприятностями тем, кто общался с журналистом. Жаль, что это единственная «серьезная мера», которую пока предприняло руководство предприятия. Таким путем проблема не решается, наоборот — загоняется вглубь. И зреет там, как нарыв, пока не лопнет. Хорошо бы обошлось без жертв.

Фото автора.

Автор публикации: Виктор ПОНОМАРЕВ

Правда интереснее мифа

В Конгресс–холле соберутся 250 гостей

Торговец смертью

Десять тысяч тракторов за полгода

Сыновний долг

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.