Коктейль политики и экономики

О визите Председателя КНР Ху Цзиньтао во Францию

Вопрос знатокам: почему во время государственного визита Председателя КНР Ху Цзиньтао во Францию на торжественном ужине в его честь подавали вина 1942, 1949, 1964, 2002 и 2008 годов? Китайцы, как известно, нумерологии придают большое значение. Эту их любовь учли те, кто составлял меню знаменательного ужина. Вина расшифровываются так: год рождения Председателя Ху, год образования КНР, год установления дипломатических отношений, год прихода Ху к власти, год проведения Олимпиады в Пекине. Так Ху Цзиньтао не встречали еще нигде — почему? Самое простое — предположить, что у Китая и Франции особые отношения. Но правда в том, что Николя Саркози очень нужно было произвести хорошее — самое хорошее — впечатление на гостя из Поднебесной, который к тому же как раз накануне своего визита в Париж был назван «самым влиятельным человеком планеты», по версии журнала «Форбс» (Саркози в этом списке замыкает вторую десятку).

Два года назад, несмотря на бурные протесты Пекина, Саркози встретился с Далай–ламой, а потом еще и неприятный инцидент с олимпийским огнем приключился в Париже. С тех пор французские политики занимаются улучшением отношений с Пекином. Потому что политика в наше время тесно переплетена с экономикой: после всех этих инцидентов китайцы стали игнорировать французские товары. После двух лет почти «челночной дипломатии», в которой участвовал даже бывший президент Франции Валери Жискар д’Эстен, двусторонняя торговля восстановилась: по итогам года ожидают 40 млрд. долларов. И надеются за следующие пять лет увеличить ее объем вдвое.

Соглашения, подписанные во время визита Ху Цзиньтао в Париж, стоят 16 млрд. евро — там и 102 «Аэробуса», и телекоммуникационное оборудование, и уран для атомных станций, и даже китайский деловой квартал Шаторуа в центральной Франции. «Китайская делегация полностью удовлетворена», — улыбалась заместитель министра иностранных дел Фу Ин. Да и французы не в обиде. «Китай нельзя рассматривать как угрозу, но — как возможность», — заявил Николя Саркози. Ему это открытие далось нелегко.

Кстати, Великобритания и Китай тоже договорились об удвоении торгового оборота за следующие пять лет. Британский премьер–министр Дэвид Кэмерон, который привез в Пекин самую большую за всю историю двусторонних отношений делегацию, заявил, что его правительство «хочет иметь гораздо–гораздо более сильные связи с Китаем». Оно и понятно: в этом вопросе Лондон сильно отстает от своих коллег по ЕС. Во многом из–за того, что всегда (или почти всегда) смешивает экономику с политикой. Именно из–за того, что после печально известных событий 1989 года на площади Тяньаньмэнь официальный Лондон практически полностью прекратил экономические отношения с Китаем, двусторонняя торговля и сегодня оставляет желать лучшего: в прошлом году британский экспорт немного превысил 12 млрд. долларов. Британия экспортирует больше в несопоставимые по размерам Нидерланды и Бельгию, чем в Китай. Во время нынешнего визита Дэвид Кэмерон надеялся подписать контракты на сумму 2,7 млрд. долларов — пустяк по сравнению с китайско–французскими сделками. Да и сами они… Только контракт с «Роллс–Ройсом» на поставку двигателей к «Аэробусам» выглядит по–настоящему серьезно. Остальное — свиноматки да любимый напиток туманного Альбиона виски. «Китай сейчас достиг той стадии развития, когда хочет покупать больше товаров, которые Британия умеет делать по–настоящему хорошо», — говорят британские бизнесмены. Бизнесмены же китайские (а с ними и правительство) предпочли бы не только виски и свиней. Но в Великобритании, как и в некоторых других странах, по–прежнему действуют ограничения на экспорт в Китай высокотехнологической продукции. Снимать их (а значит, и многократно увеличивать свой экспорт) Лондон не спешит — из политических прежде всего соображений. В отличие от Николя Саркози, который во время визита товарища Ху не стал говорить о правах человека, но сосредоточился на бизнесе, Дэвид Кэмерон не удержался. Во время встречи с премьер–министром Вэнь Цзябао говорил о необходимости соблюдать права человека и попросил освободить нобелевского лауреата Лю Сяобо, отбывающего тюремное заключение за призыв к свержению конституционного строя.

Сразу после прилета в Пекин Дэвид Кэмерон отправился в британский супермаркет Tesco. Но увидел там не привычный британский, а традиционный китайский набор продуктов — рис, рыба, лапша, овощи. В отличие от своего премьер–министра, Tesco уже умеет играть по местным правилам: хочешь торговать в Поднебесной — принимай местные условия. Но Дэвид Кэмерон — премьер–министр молодой (и по возрасту, и по опыту), еще научится. А Николя Саркози вот сумел…

Автор публикации: Инесса ПЛЕСКАЧЕВСКАЯ

О выгоде единой аграрной политики

Диетическое питание иллюзиями

Павлов Михаил Яковлевич

Полный текст интервью господина посла Вайса

МИД Украины встревожен угрозой Черномырдина создать “черный список” украинских политиковВаше имя

Ещё :

This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.