Варяжская кровь

Родственники по материнской линии занимались генеалогическими изысканиями. Занятиям несколько способствовала достаточно редкая фамилия деда; благодаря ей им удалось найти изданную в 60-е годы мизерным тиражом краеведческую брошюру об истории Полотняного Завода (усадьба жены Пушкина, если кто не знает). Оттуда и выяснилось, что дедов род идёт от некоего шведа, взятого в плен (страшно сказать) ещё в годы Северной войны, да так и осевшего в России.То-то я думаю, откуда у меня на лбу белое пятно отчего мне всегда были милы германские языки. Помню, в школе, изучая немецкий и английский, решил для комплекта заняться и французским (так сказать, поиграть в гимназиста), но он у меня как-то совершенно не пошёл. Так с тех пор у меня с романскими языками и не сложилось любви, в отличие, повторюсь, от германских.Впрочем, если бы я и занялся каким-либо романским языком, то это скорее всего был бы бразильский вариант португальского. Необъяснимым образом на слух он сильно напоминает русский. Да и то, что в Рио-де-Жанейро поставили (как бы в укор северному полушарию) памятник не некоей абстрактной девице с факелом, в наряде, похожем на ночную рубашку (не иначе, как ночью на двор по нужде собралась?), а Спасителю, усиливает симпатии к бразильцам.

Ещё :

This entry was posted in горячее из блогов. Bookmark the permalink.

Comments are closed.